С 19 августа вступают в силу изменения в порядке признания необоснованной налоговой выгоды

С 19 августа вступают в силу изменения в порядке признания необоснованной налоговой выгоды Фото с сайта nikvesti.com

С 19 августа вступят в силу изменения в Налоговом кодексе, которые косвенно вводят в закон понятие необоснованной налоговой выгоды. О том, как новый инструмент повлияет на российский бизнес и на что следует обратить внимание налогоплательщику, для читателей «Право.ru» разъясняет Илья Бурцев, эксперт международной налоговой практики консалтинговой компании IPT Group.

  • Что такое необоснованная налоговая выгода и что изменилось в НК?
  • Налоговые органы могут вменить налогоплательщику получение необоснованной налоговой выгоды, если проведенные хозяйственные операции были совершены исключительно, чтобы уменьшить налоговую базу.
  • Если раньше налоговые органы, чтобы доказать свою позицию, использовали положения постановления Пленума ВАС РФ от 12 октября 2006 года «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиками налоговой выгоды», то с 19 августа 2017 года вступают в силу изменения в Налоговый кодекс, которые являются логическим продолжением Постановления.

Новые нормы НК РФ не оперируют понятием необоснованной налоговой выгоды, но косвенно оно вводится в кодекс. Теперь закон прямо говорит о том, что не допускается уменьшение налоговой базы или суммы, подлежащей уплате налога, в результате искажения сведений о фактах хозяйственной деятельности.

С 19 августа вступают в силу изменения в порядке признания необоснованной налоговой выгоды

  1. И что, налоговую базу вообще нельзя уменьшить?
  2. Можно, если хозяйственная операция существовала в реальности и одновременно соблюдаются следующие два условия, установленные пунктом 2 статьи 54.1 НК РФ:
  3. 1) уменьшение налога не является основной целью сделки; 2) контрагент по договору или уполномоченное лицо исполнило обязательство по сделке.

С 19 августа вступают в силу изменения в порядке признания необоснованной налоговой выгоды

Меня обвинили в получении необоснованной налоговой выгоды. Что делать?

Для начала необходимо понимать, что задача доказывания лежит все же на налоговых органах, а не на налогоплательщике.

Прежде всего налоговой придется доказать, что хозяйственная операция, например, поставка или отгрузка товара, имела место только на бумаге.

Если будет установлено, что операция действительно совершена, то налоговым органам необходимо будет собрать достаточно материалов, чтобы доказать, что основная цель сделки – снижение налоговой базы.

С 19 августа вступают в силу изменения в порядке признания необоснованной налоговой выгоды

Когда отказать в уменьшении налоговой базы – незаконно?

Есть несколько критериев недобросовестности, которые самостоятельно не могут служить основанием для предъявления претензий со стороны налоговых органов (п. 3 ст. 54.1 НК РФ). Вот они:

  • ·     первичные документы подписаны неустановленным или неуполномоченным лицом;
  • ·     контрагент нарушил налоговое законодательство. Рекомендуется формировать так называемые досье на контрагентов, которые в случае претензий со стороны налоговой могли бы свидетельствовать о том, что налогоплательщик заблаговременно произвел процедуры по «выявлению» недобросовестных контрагентов;
  • ·     налогоплательщик мог получить тот же результат экономической деятельности при совершении других, не запрещенных законодательством сделок.

Эти критерии прямо названы в НК, но могут возникать ситуации, когда подписание первичных документов неустановленными лицами сопровождается неуплатой контрагентом налогов и невозможностью реального осуществления им деятельности из-за отсутствия персонала, площадей и т. д. Нельзя исключить, что в таких ситуациях налоговые органы будут оценивать обстоятельства в совокупности, а не по отдельности, а значит, смогут предъявить претензии налогоплательщику.

С 19 августа вступают в силу изменения в порядке признания необоснованной налоговой выгоды

Как налоговая проверит факт умышленной неуплаты налогов?

ФНС и Следственный комитет разработали рекомендации об исследовании и доказывании фактов умышленной неуплаты или неполной суммы уплаты налогов (Письмо ФНС России от 13.07.2017 № ЕД-4-2/13650). Цель этих рекомендаций – эффективнее выявлять и доказывать умышленное уклонение от уплаты налогов.

Вот как налоговая предлагает выявлять факты, свидетельствующие об умышленной неуплате налогов в бюджет:

1.     Определить, действия каких должностных лиц привели к недоплате налогов. 2.     Проверить, есть ли внешние источники, которые подтвердили бы наличие умысла в действиях налогоплательщика. 3.

     Если внешние источники отсутствуют, собрать в ходе налоговой проверки доказательства умышленного уклонения от налогов. 4.     Проверить, проявил ли налогоплательщик должную осмотрительность при выборе контрагента – возможно, принятые меры были формальными. 5.

     Обратить внимание на поведение, доказывающее вину должностного лица, например, на попытки уничтожить следы правонарушения.

6.     Зафиксировать в акте налоговой проверки все собранные свидетельства умышленного уклонения от налогов.

  1. Также в методических рекомендациях перечислены обстоятельства, которые могут прямо указывать на то, что неуплата налогов произошла по умыслу должностных лиц, а не по их неосторожности:
  2. ·     согласованность действий группы лиц; ·     факты подконтрольности компании – «однодневки», с которой заключена сделка;
  3. ·     факты имитации хозяйственных операций с компаниями-«однодневками».

С 19 августа вступают в силу изменения в порядке признания необоснованной налоговой выгоды

Новеллы как-то скажутся на сделках с иностранными контрагентами?

Да. Проверять на добросовестность надо не только российских, но и иностранных контрагентов.

Например, у налоговой могут возникнуть вопросы к обоснованности расходов на приобретение товаров (работ, услуг) у иностранных поставщиков, которые не отражают соответствующие доходы в налоговых декларациях и вообще не являются плательщиками каких-либо налогов в той юрисдикции, в которой они учреждены.

Известны случаи, когда налоговые органы в судебном порядке оспаривают правомерность применения нулевой ставки по экспортному НДС.

Аргументами налоговых органов в этих случаях является информация, полученная от компетентных органов другой юрисдикции, в частности, что иностранный покупатель не был должным образом зарегистрирован в налоговых органах своей страны, не сдавал отчетность или имел другие признаки недобросовестности.

Косвенным образом можно отнести к концепции необоснованной налоговой выгоды также вопросы определения фактического получателя доходов при выплатах дивидендов, процентов, лицензионных платежей, а также прибыли от продажи недвижимости от источников в России. Так, нормы НК обязывают российскую компанию – налогового агента по налогу у источника в РФ до момента распределения доходов от источников в РФ получить от иностранного контрагента подтверждение, что он является фактическим получателем дохода (п. 1 ст. 312 НК РФ).

С 19 августа вступают в силу изменения в порядке признания необоснованной налоговой выгоды

С какими вопросами столкнется российский и зарубежный бизнес из-за концепции необоснованной налоговой выгоды?

Кроме применений самой концепции необоснованной налоговой выгоды, чтобы доказать недобросовестность иностранных контрагентов, российские налоговые органы могут применять концепцию фактического права на доход («бенефициарная собственность»), а также концепцию налогового резидентства иностранных юридических лиц в РФ.

Бенефициарная собственность иностранных юрлиц на доходы от источников в РФ в основном относится к праву таких лиц применять положения международных налоговых соглашений, заключенных с РФ.

С недавних пор российская компания, которая распределяет доходы от источников в РФ, должна заранее запросить у иностранной компании целый ряд документов, подтверждающих ее фактическое право распоряжаться этим доходом. Одного только сертификата налогового резидентства будет недостаточно.

Если же документы не собрать, то налоговая оспорит применение пониженных ставок по международным налоговым соглашениям и принудительно вменит иностранной компании применение стандартной ставки налога у источника в РФ – 15% для дивидендов и 20% для других видов доходов.

Это может повлечь значительные дополнительные налоги для иностранных лиц, так как многие международные налоговые соглашения предусматривают более низкие ставки налога у источника в РФ (например, 5% на дивиденды, 0% для других видов доходов).

Даже если российский налоговый агент заблаговременно получил подтверждение от иностранного лица о его фактическом праве на доходы от источников в РФ, налоговая может доказать факт недобросовестности иностранного контрагента (например, при отсутствии достаточного персонала у иностранной компании, отсутствия офиса и т.д.) и применить повышенные ставки налога у источника в РФ даже несмотря на то, что формально нормы НК были соблюдены.

Еще один инструмент, через который российские налоговые органы могут влиять на иностранных контрагентов, – налоговое резидентство иностранных юридических лиц в РФ.

Так, если российские налоговые органы докажут, что деятельностью иностранной компании управляют сотрудники ее дочерних или аффилированных компаний в РФ, тогда иностранную компанию могут принудительно признать налоговым резидентом РФ, что автоматически приравняет ее к российскому юрлицу.

В этом случае все операции такой компании будут подлежать обложению не в соответствии с нормами юрисдикции, где она учреждена, а в соответствии с правилами, установленными НК РФ – со всеми вытекающими последствиями по НДС и налогу на прибыль.

С 19 августа вступают в силу изменения в порядке признания необоснованной налоговой выгоды

Планируются ли другие изменения в законодательстве, связанные с понятием необоснованной налоговой выгоды?

Вряд ли. При этом уже сейчас налоговые органы имеют достаточно инструментов для того, чтобы видеть полную картину хозяйственной деятельности налогоплательщиков и их операций с российскими и иностранными контрагентами. К таким инструментам можно отнести, в частности:

·     Новые нормы НК РФ об определении «необоснованной налоговой выгоды» и связанную с этим судебную практику, которая достаточно обширна (на основании Постановления).

·     Правила трансфертного ценообразования. ·     Правила налогообложения прибыли контролируемых иностранных компаний. ·     Правила фактического права на доходы от источников в РФ.

·     Налоговое резидентство иностранных юридических лиц в РФ.

·     Обмен налоговой информацией в рамках уже существующих соглашений об избежании двойного налогообложения и т. д.

Более того, с 2018 года РФ присоединится к международным стандартам автоматического обмена налоговой информацией, подписанных в рамках взаимодействия с Организацией экономического развития и сотрудничества (ОЭСР).

Еще точно неизвестно, как международный обмен налоговой информацией будет работать на практике, но можно предположить, что российским налоговым органам может стать доступна та информация об иностранных контрагентах российских компаний, которая может негативно сказаться на их налогообложении в РФ.

С 19 августа вступают в силу изменения в порядке признания необоснованной налоговой выгоды

  • Налогообложение, Карточки, Суды и судьи
  • Налоговый кодекс РФ

© ООО «Правовые новости». 2008-2020. Телефон редакции: (495) 645 37 60

18+

Новые правила налоговых проверок с 19 августа 2017 года

С 19 августа вступают в силу изменения в порядке признания необоснованной налоговой выгоды

Слова «деловая цель», «необоснованная налоговая выгода», «должная осмотрительность», «добросовестность» настолько плотно вошли в жизнь обычного российского предпринимателя, что, пожалуй, он не хуже любого налогового инспектора объяснит их смысл. А по итогам посещения очередного налогового семинара, вместо планирования новой производственной линии, начнет рисовать у себя в воображении увесистое обоснование (с цифрами, графиками, убедительными показаниями) необходимости привлечения нового контрагента. 

Читайте также:  Учредители ООО: кто может стать учредителем компании

Почти ни один акт налоговой проверки, ни одно решение суда не обходится без упоминания о той самой необоснованной налоговой выгоде, которая повлекла ущерб для бюджета.

А введено это понятие было уже более 10 лет назад — Постановлением Высшего Арбитражного Суда №53 от 12.10.2006 года.

Высший Арбитражный Суд с тех пор канул в лету, слившись с Верховным Судом, а выработанная им концепция — жива.

Но, то ли несолидно ссылаться на судебное постановление (ведь у нас не Англия с ее прецедентным правом), то ли устарели размытые понятия о добросовестности, было решено — быть соответствующим положениям в Налоговом кодексе РФ. 18 июля 2017 года выверенные поправки в кодекс были подписаны Президентом. Родилась новая статья 54.1. Новые правила начнут применяться к проверкам, назначенным после 19 августа 2017 года. 

Это значит, что все операции за период 2014 — 2016 и последующих годов могут быть оценены с учетом новых критериев. 

Сразу скажем, революции не произошло.

В закон в лаконичной, лишенной эмоциональной окраски форме внесены положения, отражающие смысл привычного уже поиска «деловой цели», доказывания обоснованности налоговой выгоды, чтобы исключить оценочный подход к суждениям о поведении налогоплательщика. Предположим, что суды постепенно перейдут от цитирования Постановления № 53, к ссылкам на закон. Как это отразится на статистике рассмотрения налоговых споров — покажет время. 

Итак, во-первых, вместо презумпции добросовестности налогоплательщика и презумпции достоверности сведений в бухгалтерской и налоговой отчетности, закон констатирует: 

«Не допускается уменьшение налогоплательщиком налоговой базы и (или) суммы подлежащего уплате налога в результате искажения сведений о фактах хозяйственной жизни, об объектах налогообложения» в налоговом и/или бухгалтерском учете. 

В кодексе не используется столь привычное понятие «налоговая выгода». Однако, говоря о недопустимости искажения сведений для уменьшения налоговой базы и/или суммы налога, законодатель и имеет в виду то, что раньше считалось необоснованной налоговой выгодой. 

Во-вторых, если все сведения в отчетности учтены верно, следующим тестом для налогоплательщика будет проверка соблюдения одновременно двух условий (п.2 ст.54.1): 

  • снижение размера налоговых обязательств не является единственной целью сделки;
  • обязательство по сделке исполнено именно тем лицом, которое заявлено стороной договора, либо лицом, к которому обязательство перешло по закону или договору (например, по договору цессии, в порядке правопреемства и т.п.).

И снова что-то до боли знакомое, не так ли? 

Первое условие — не что иное как «деловая цель» сделки, которая не должна быть связана исключительно с уменьшением налоговых обязательств. 

Иногда приходится слышать такой ответ на вопрос о целесообразности создания двух сбытовых компаний, применяющих УСН: «Если все обороты будут в одной компании, она не сможет из-за оборотов применять УСН, и бизнес станет невыгодным». Запомните: это пример чистосердечного признания для налогового органа — иной цели, нежели соблюдение условий применения специального налогового режима, у предпринимателя нет. 

Если же речь идет о территориально обособленных отделах продаж, различных целевых категориях клиентов, разных управленческих командах да еще и соревнующихся между собой в результативности, то эффект от применения пониженной ставки налога становится уже не первостепенным.

Второе условие говорит, что сделка должна быть исполнена именно тем лицом, которое указано в документах. Или иным, к которому обязательство исполнить сделку перешло по закону или договору. То есть не неким, неустановленным третьим лицом. 

Условие крайне важное, так как может переломить сложившуюся в интересах налогоплательщика тенденцию «установления действительного размера налоговой выгоды», когда речь идет о налоге на прибыль. Напомним, еще в 2012 году Высший Арбитражный Суд постановил:

…реальный размер предполагаемой налоговой выгоды и понесенных налогоплательщиком затрат при исчислении налога на прибыль подлежит определению исходя из рыночных цен, применяемых по аналогичных сделкам. 

Иной правовой подход влечет искажение реального размера налоговых обязательств по налогу на прибыль…

Постановление Президиума ВАС РФ № А71-13079/2010-А17 от 03.07.2012

Это привело к тому, что налоговый орган перестал оспаривать учет налогоплательщиком затрат, когда не мог доказать завышение себестоимости. Например, дом построен — значит кирпичи были; пищевая продукция выпущена и проверить ее состав возможно только после проведения дорогостоящей экспертизы — затраты на мясо, муку, прочие ингредиенты принимаются и т.п.

Подчеркнем, что речь шла только о налоге на прибыль, однако хотя бы в этой части налогоплательщик мог быть спокоен. 

После вступления в силу изменений, если налоговый орган поставит под сомнение возможность исполнения сделки, например, по доставке конкретного сырья конкретным контрагентом, затраты могут быть исключены при расчете налога на прибыль.

Только практика применения новых положений покажет, сможет ли налогоплательщик по-прежнему ссылаться, что сырье (материалы, комплектующие) действительно было и действительно использовано при производстве, строительстве или оказании услуг, несмотря на недоказанность взаимоотношений с конкретным поставщиком.

  Соблюдение перечисленных выше принципов позволит налогоплательщику выйти победителем из налогового спора. 

Чтобы это было сделать проще, чем кажется, в законе предусмотрены обстоятельства, которые сами по себе не могут подтвердить неправоту налогоплательщика (п.4 ст.54.1 НК РФ): 

  1. подписание первичных документов неустановленным или неуполномоченным лицом.  Аналогичный подход был отражен и в письме ФНС России от 23.03.2017 г. № ЕД-5-9-547, в котором упоминалось о назревшей проблеме осуществления налоговыми органами формального сбора доказательств для целей подтверждения получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. Очень часто налоговые органы не оспаривают реальность осуществления операций с контрагентами, а просто ограничиваются доводами о недостоверности первичных документов, основываясь на допросах руководителей контрагентов, заявлявших о непричастности к деятельности компаний, и почерковедческих экспертиз. В связи с этим ФНС России заявила, что факт отрицания допрашиваемыми лицами подписания документов от имени контрагентов или наличия у них полномочий руководителя не является безусловным и достаточным основанием для вывода о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.
  2. нарушение контрагентом налогоплательщика налогового законодательства. Если документы составлены поставщиком идеально, товар поставлен (услуги оказаны), причем сомнений в их необходимости для реальной экономической деятельности не было, но внезапно оказалось, что контрагент перестал уплачивать налоги, проверяемый налогоплательщик не может нести за это ответственность. Несомненно, закрепление этого правила в законе будет на пользу налогоплательщикам;
  3. возможность получения налогоплательщиком того же результата экономической деятельности при совершении иных не запрещенных законодательством сделок (операций). Также давно устоявшееся правило о том, что предпринимательская деятельность осуществляется на свой риск, а задним числом указывать, что сделка оказалась невыгодной, бесполезной да и другие поставщики были на рынке, налоговый инспектор не вправе.

Выяснение вопроса о том, насколько правильно рядовой налогоплательщик определил налоговую базу в соответствии с изложенными правилами, будет осуществляться в ходе обычных выездных и камеральных налоговых проверок. Иными словами, налоговый орган, как и прежде, должен доказать обстоятельства, на которые ссылается он, а налогоплательщику будет предоставлен шанс опровергнуть доводы. Ни о каком одностороннем вменении нарушения или о создании отдельной проверочной процедуры речь не идет. 

Таким образом, законотворцы проделали многоступенчатую работу, в которой искали разные варианты закрепления в кодексе того, что сложилось на практике. Начинали с попыток найти универсальное определение «злоупотреблению правом», а пришли к предельно лаконичным формулировкам, лишенным простора для оценки и субъективизма. 

Однако и завоевания добросовестных налогоплательщиков не были оставлены без внимания. При наличии деловой цели, подтвержденной целесообразности заключенных сделок и их реальном исполнении, доначисления налогов будут несостоятельными. 

Необоснованная налоговая выгода с 19 августа 2017 — статья 54.1 НК РФ и постановление №53 | «Правовест Аудит»

Авторы Закона N 163-ФЗ подчеркивают родство статьи 54.1 и постановления № 53.

Глава комитета Госдумы по бюджету и налогам Андрей Макаров, разъясняя цели нововведений, отметил: «Пришло время включить правовую позицию ВАС РФ в Налоговый кодекс».

Депутат указал, что статья 54.1 закрепляет в налоговом законодательстве приоритет содержания над формой, как важнейший принцип налогового регулирования. Законодатели ориентировались на опыт судебной практики, чтобы установить в статье исчерпывающий перечень оснований, по которым налоговый орган может запрещать налогоплательщику уменьшать налоговые платежи.

Цели хорошие. Но споры о формальных основаниях для применения налоговых вычетов до сих пор кипят (например, по командировочным). Получится ли закрепить приоритет содержания над формой в таких условиях? Или же статья 54.1 добавит поводов к судебным разбирательствам?

Пункт 1 новой статьи 54.1 не допускает «уменьшение налоговой базы и (или) суммы налога в результате искажения сведений о фактах хозяйственной жизни и об объектах налогообложения в налоговом и (или) бухгалтерском учете либо налоговой отчетности».

Термин «искажение сведений» кодексом не расшифрован. Не ясно, охватывает ли это определение счетные ошибки. Но при этом положения статьи 54.1 НК РФ сформулированы в виде жесткого запрета.

Аналогичные по смыслу требования Пленума ВАС сформулированы не столь категорично и более подробно.

Пункт 3 постановления Пленума гласит: Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если операции учтены не в соответствии с их действительным экономическим смыслом.

Пункт 7 Постановления № 53 указывает, что делать в этом случае: объем налоговых платежей нужно пересчитать исходя из подлинного экономического содержания операции.

Опасения от нововведений усиливает пункт 2 статьи 54.1 НК РФ, согласно которому право уменьшить налоговую базу, налогоплательщики получают при отсутствии обстоятельств, предусмотренных пунктом 1 статьи 54.1 НК РФ. То есть, если буквально, то уменьшать налоговую базу можно только, если не выявлено уменьшение базы в результате «искажения сведений» в учете и отчетности.

Однако, полагаем, что на практике и после 19 августа налогоплательщики сохранят право на пересчет налоговых обязательств исходя из подлинного экономического смысла операций.

То есть судьи по-прежнему будут руководствоваться пунктом 7 Постановления № 53.

Читайте также:  Какими документами оформляется прокат автобокса?

Кроме того, новый смысл могут приобрести положения статей 54 и 81 НК РФ, которыми установлен порядок перерасчета налоговой базы при выявлении ошибок (искажений).

Пункт 2 статьи 54.1 НК РФ добавляет еще два требования для получения права на уменьшение налоговой базы. В результате чтобы учесть расходы или применить вычет нужно соблюсти одновременно три условия:

  1. Не допускать искажений учета и отчетности, уменьшающих налоговую базу.
  2. Целью сделки не должна быть неуплата и (или) зачет (возврат) суммы налога.
  3. Сделка должна исполняться лицом, с которым заключен договор или лицом, которому обязательство передано по договору или закону.

Прототип второго и третьего вышеуказанных условий тоже можно найти в 53 Постановлении ВАС. Но и в этом случае Пленум ВАС более универсален, точен и понятен, чем законодатели.

Так 4 и 9 пункты Постановления № 53 гласят, что налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена вне связи с реальной предпринимательской деятельностью. Суды определяя такую связь и выявляя деловую цель, должны оценивать свидетельства намерений налогоплательщика получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской деятельности.

Налоговая выгода не может рассматриваться в качестве самостоятельной деловой цели. Поэтому суд имеет право не признавать налоговую выгоду обоснованной, если установит, что деловых целей не было, а налогоплательщик хотел получить доход исключительно за счет налоговой выгоды.

В 5 пункте Постановления № 53 довольно подробно систематизированы признаки, которые могут свидетельствовать о необоснованности налоговой выгоды. В частности это:

  1. Невозможность реального осуществления операций с учетом времени, места или объема необходимых материальных ресурсов.
  2. Отсутствие необходимого для операций управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств.
  3. Совершение операций с товаром, который не производился или не мог быть произведен в заявленном объеме.

Сравнение жестких, но неопределенных норм статьи 54.1 НК РФ с конкретными и универсальными формулировками Пленума ВАС позволяют надеяться, что контролеры не смогут отказаться от 53 Постановления. На практике выводы Пленума ВАС 2006 года теперь должны органично дополнять и разъяснять новую статью 54.1 Кодекса.

Вывод: если 53 Постановление не сохранит свое значение для трактовки Налогового кодекса, то нас ждут никому не нужные налоговые споры по новым формальным основаниям.

То есть такие споры, которые законодатель хотел бы статьей 54.1 свести к минимуму. Но нельзя исключать, что некоторые инспекторы могут воспользоваться новыми формулировками, чтобы ущемить права налогоплательщиков. Очевидно, что статья 54.1 НК РФ дает новые возможности для выяснения позиции в суде.

И в этом смысле не понятно, почему законодатели, стараясь обобщить судебную практику, отказались от привычной терминологии. Видимо, понимая риски, глава бюджетного комитета А. Макаров, изначально высказывал опасение, что толкование норм нового закона на практике может отличаться от концепции законодателей (МОСКВА, 16 июня. /ТАСС/).

Поэтому депутаты решили не ограничиваться стандартными процедурами. Они доведут через ФНС до территориальных налоговых органов позицию законодателя и организуют мониторинг применения новых норм.

Если два первых пункта статьи 54.1 НК РФ добавляют неопределенность, то пункт 3 статьи 54.1 точно явление положительное, которое сократит количество налоговых споров. Теперь закон прямо запрещает инспекторам снять расходы или отказать в праве на вычет только потому, что:

Теперь у налоговиков не получится автоматически отказать в праве на вычет по счетам-фактурам от недобросовестных поставщиков.

А такое случалось постоянно, стоило контролерам установить, что контрагент не сдает отчетность или не находится по адресу, указанному в счет-фактуре. Теперь главное, чтобы сделка была реальна и исполнил ее тот контрагент, с которым компания заключила договор.

  • Август 2017 г. Подготовлено экспертами «Правовест Аудит»
  • Остались вопросы?
  • Приглашаем на Круглые столы по практике применения законодательства — записывайтесь на ближайшие темы

С 19 августа 2017 года вступила в силу новая статья налогового кодекса

Если брать судебную практику (споры с налоговым органом), то примерно 80% всех дел – это споры по необоснованной налоговой выгоде, недобросовестным поставщикам, притворным сделкам.

Арбитры, изучая материалы дела и принимая соответствующие решения, ссылались на Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 г.

№ 53, в пункте 3 которого было указано, что налоговая выгода может быть признана необоснованной, в частности, в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера). Стоит отметить, что сам ВАС РФ (он был объединен с Верховным судом) давно не существует, а вот его Постановление до сих пор работает.

Почему была введена новая статья и что теперь будет? Никаких новых правил по порядку учета расходов нет. Очень хорошо, что в Налоговом кодексе появилась отдельная статья, которая говорит о добросовестности и деловой цели.

Теперь сам НК РФ говорит нам о том, что в ходе проверки инспектор должен доказать факт «умышленности» действий налогоплательщика.

Но, при доказанности незаконных действий налогоплательщика, направленных на неуплату налога, налоговые обязательства, возникшие в результате таких действий, корректируются в полном объеме.

Как пишет ФНС России в своем письме от 16.08.2017 г. № СА-4-7/16152@, пунктом 1 статьи 54.

1 НК РФ установлен запрет на уменьшение налогоплательщиком налоговой базы и (или) суммы подлежащего уплате налога в результате искажения сведений о фактах хозяйственной жизни (совокупности таких фактов), об объектах налогообложения, подлежащих отражению в налоговом и (или) бухгалтерском учете либо налоговой отчетности налогоплательщика.

Указанная норма фактически определяет условия, препятствующие созданию налоговых схем, направленных на незаконное уменьшение налоговых обязательств, в том числе путем неучета объектов налогообложения, неправомерно заявляемых льгот и т.п.

Положениями пункта 2 статьи 54.1 НК РФ четко предусмотрены условия, при одновременном соблюдении которых налогоплательщик вправе по имевшим место сделкам (операциям) уменьшить налоговую базу. К таким условиям относятся следующие обстоятельства:

1) Основной целью совершения сделки (операции) не являются неуплата (неполная уплата) и (или) зачет (возврат) суммы налога;

2) Обязательство по сделке (операции) исполнено лицом, являющимся стороной договора, заключенного с налогоплательщиком, и (или) лицом, которому обязательство по исполнению сделки (операции) передано по договору или закону.

Как подчеркивает налоговая служба, Федеральным законом от 18.07.2017 г. № 163-ФЗ не предусмотрено оценочное понятие «непроявление должной осмотрительности».

Формальные претензии к контрагентам (нарушение законодательства о налогах и сборах, подписание документов неустановленным лицом и т.п.

) при отсутствии фактов, опровергающих реальность совершения заявленным налогоплательщиком контрагентом сделок и операций, не являются самостоятельным основанием для отказа в учете расходов и в налоговых вычетах по сделкам (операциям).

Положения пункта 2 статьи 54.1 Кодекса не предусматривают для налогоплательщиков негативных последствий за неправомерные действия контрагентов второго, третьего и последующих звеньев.

Таким образом, налоговые претензии возможны только при доказывании налоговым органом факта нереальности исполнения сделки (операции) контрагентом налогоплательщика и несоблюдении налогоплательщиком установленных пунктом 2 статьи 54.1 НК РФ условий.

 taxpravo.ru 

Необоснованная налоговая выгода в 2020 году — новые правила применения норм

Специалисты ФНС России озвучили новые правила выявления необоснованной налоговой выгоды. Теперь контролирующий орган делает акцент на реальности сделки и исполнении ее контрагентом. Должная осмотрительность участников перестала играть ключевую роль.

Юристы рекомендуют бизнесменам обратить внимание на построение сотрудничества. Так, при поставке товаров, работ или услуг третьим лицом могут возникнуть серьезные проблемы. С августа 2017 года в России действует обновленная редакция НК РФ.

Поправки запретили искажать отчетность в целях сокращения налогового бремени и закрепили критерии правомерности соглашений. Специалисты считают изложение статьи 54.1 НК РФ неудачным. Летом текущего года норма подверглась жесткой критике со стороны аналитиков.

В результате налоговой службе пришлось дать официальные разъяснения. Своеобразным ответом экспертам стало письмо СА-4-7/16152@.

Принципы оценки отношений

Статья 54.1 НК РФ запрещает любое искажение отчетности с целью снижения размера платежей в бюджет. Наказание следует за умышленные действия. Это означает, что контролирующему органу придется доказывать природу ошибок, имеющихся в документах.

Исправлению такие отчеты подлежать не будут. Налоговая инспекция спишет все затраты, искажающие смысл хозяйственной операции. Подход отличается от позиции, озвученной ВАС РФ в постановлении № 53. Ранее судам рекомендовали пересчитывать размер обязательств.

В письме ФНС России подробно описаны 2 неотъемлемых признака правомерного соглашения:

  • цель сделки не связана с уклонением от налогов или сборов;
  • договор исполнен заключившими его сторонами.

ФНС РФ отмечает, что несоответствие хотя бы одному требованию является основанием отказа в учете. Инспекторам на местах предписано тщательно анализировать соглашения на предмет реальности. От формального подхода отказались окончательно. Претензии контролирующего органа не могут строиться лишь на процедурных ошибках или недочетах в первичной документации.

  Замена ИНН при смене фамилии в 2019 году

Порядок доказывания умысла

Налоговая служба признала необходимость доказывания противоправного характера действий. Так, на контролирующий орган ложится обязанность подтверждения умышленного искажения отчетности. Признаками следует считать:

  • зависимость или подконтрольность спорного контрагента (экономическую, юридическую и прочую);
  • осуществление транзитных операций участниками с применением сомнительных схем;
  • свидетельства согласованности действий сторон сделки.

Отсутствие подтверждения должной осмотрительности утратило ключевое значение. Термин впервые применил ВАС РФ в постановлении № 53. На законодательном уровне его так и не закрепили. Теперь ограничиваться лишь формальными претензиями запрещено.

Главным для инспекторов должна стать реальность операций. При этом осведомленность налогоплательщика об исполнении сделки третьим лицом во внимание принимать отказались. Юристы опасаются возникновения многочисленных конфликтов.

Далеко не всегда контрагенты извещают деловых партнеров о делегировании обязательства сторонним компаниям.

Риск привлечения к ответственности за недобросовестность одного из участников коммерческой цепочки исключен. Статья 54.1 НК РФ негативных последствий за это не предусматривает.

Специалисты не считают разъяснения шагом к улучшению положения предпринимателей и компаний. Отказ от формального подхода не стоит рассматривать в качестве меры смягчения правил. Оценка остается довольно жесткой, а методы вызывают обоснованную критику.

Читайте также:  Открытие ООО с НДС?

Новый подход ФНС: ставка на объективную оценку

Руководство ФНС РФ продолжает модернизировать политику контрольных мероприятий. В письме № ЕД-5-9/547@ от 23.03.17 территориальным инспекциям рекомендовали уделять больше внимания обоснованию выводов о получении плательщиками необоснованной налоговой выгоды. Инструкции разработали на основе материалов за 2016 год.

Аналитики изучили решения по административным и судебным жалобам за минувший период. Выводы оказались неутешительными. Контролирующие органы формально подходят к сбору доказательств, ограничиваясь косвенными подтверждениями недобросовестности.

Так, инспекторы делают выводы о недостоверности отчетности, опираясь лишь на материалы допросов и почерковедческих экспертиз. Если руководитель компании-контрагента отказывается признавать факт сотрудничества, исследование документов прекращают.

В то же время отсутствие информации о подконтрольности требует проведения дополнительной проверки. В письме обращают внимание на необходимость оценки способов поиска делового партнера. Основное значение имеет первое звено и свидетельства фиктивности операции. Использовать в качестве аргументов сведения о втором или третьем контрагенте в цепочке нельзя.

Обоснованием вывода стал обзор практики ВС РФ № 1, утвержденный в середине февраля 2017 года. Верховный суд отказался признавать неисполнение налоговых обязательств продавцом подтверждением недобросовестности покупателя.

Если проверяемое лицо проявило должную осмотрительность при заключении сделки, значение такой поступок иметь не будет. В пользу налогоплательщика свидетельствует и информация о фактическом поступлении товаров на склад.

В ходе исследования фискалам надлежит отыскать ответы на следующие вопросы:

  • отличался ли метод выбора контрагента от общепринятого в компании;
  • выходят ли условия сделки за рамки традиционных сделок;
  • как налогоплательщик оценивал деловую репутацию и платежеспособность партнера;
  • имелись ли у контрагента ресурсы, необходимые для выполнения договора.

Косвенным подтверждением недобросовестности является заключение плательщиком сделок преимущественно с компаниями-нарушителями. Обращать внимание предписано на отсутствие прямых контактов с руководством фирм.

О фиктивности операций свидетельствует информационная закрытость компании. Дополнить комплекс доказательств позволят сведения о ценах других продавцов аналогичного товара (работы, услуги).

Спорную сделку следует сравнить с реальными контрактами и предложениями рынка.

Налогоплательщик вправе опровергнуть подозрения, предъявив контролирующему органу документы поиска и проверки контрагента, рекламные материалы, сведения об опыте сотрудничества с фирмой и переписку.

Необоснованная налоговая выгода по cт. 54.1 НК РФ

Понятие «налоговая выгода» и концепция необоснованной налоговой выгоды были определены в Постановлении Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 №53. В документе уточняется, что под налоговой выгодой понимается уменьшение размера налоговой обязанности в результате пяти действий:

  1. уменьшения налоговой базы,
  2. получения налогового вычета,
  3. получения налоговой льготы,
  4. применения более низкой налоговой ставки,
  5. получения права на возврат (зачет) или возмещение налога из бюджета.

Но в ряде случаев налоговая выгода может быть признана необоснованной. К ним относятся случаи, когда для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера).

В Постановлении Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 №53 уточняется, что налоговая выгода не может считаться обоснованной, если она получена вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

Кроме того, есть целый ряд обстоятельств, свидетельствующих о необоснованной налоговой выгоде:  

  • налогоплательщик не может реально осуществлять указанные операции, потому что для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг у него нет экономически необходимых условий: времени, места нахождения имущества, объема материальных ресурсов;
  • у налогоплательщика нет условий для достижения результатов экономической деятельности из-за отсутствия управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств;
  • налогоплательщик учитывает для целей налогообложения только те хозяйственные операции, которые непосредственно связаны с возникновением налоговой выгоды, но для данного вида деятельности также требуется совершение и учет иных хозяйственных операций;
  • налогоплательщик совершает операции с товаром, который не производился или не мог быть произведен в объеме, указанном в документах бухгалтерского учета.

В то же время Постановление Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 №53 напоминает судам об обстоятельствах, которые сами по себе не являются основанием для признания налоговой выгоды необоснованной, но в совокупности могут стать негативным сигналом:

  • создание организации незадолго до совершения хозяйственной операции;
  • взаимозависимость участников сделок;
  • неритмичный характер хозяйственных операций;
  • нарушение налогового законодательства в прошлом;
  • разовый характер операции;
  • существление операции не по месту нахождения налогоплательщика;
  • осуществление расчетов с использованием одного банка;
  • осуществление транзитных платежей между участниками взаимосвязанных хозяйственных операций;
  • использование посредников при осуществлении хозяйственных операций.

Стоит обратить внимание на то, что в Постановлении Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 №53 содержатся три важных понятия:

  1. Презумпция добросовестности налогоплательщика. Значит, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданы, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, достоверны.
  2. Цель делового характера. Этот термин подразумевает, что экономическая деятельность, во-первых, должна быть реальной. Во-вторых, операции должны учитываться в соответствии с их действительным экономическим смыслом. В-третьих, получение дохода исключительно или преимущественно за счет налоговой выгоды не должно быть главной целью налогоплательщика.
  3. Обязанность налогоплательщика действовать с должной осмотрительностью (ситуации, когда налогоплательщику должно было быть известно о нарушениях контрагента — в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом)

Статья 54.1 НК РФ и «агрессивная» налоговая оптимизация  

Положения Постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53 нашли свое продолжение в новой редакции Налогового кодекса, вступившей в силу 19 августа 2017 года. В Налоговом кодексе появилась новая ст. 54.1 НК РФ (в ред. Федерального закона от 18.07.2017 N 163-ФЗ), которая определила пределы осуществления прав по исчислению налоговой базы и (или) суммы налога, сбора, страховых взносов.

ФНС выпустила Письмо от 31.10.2017 № ЕД-4-9/22123@, в котором пояснила, что введенная Федеральным законом от 18.07.2017 № 163-ФЗ ст. 54.1 НК РФ направлена на предотвращение использования «агрессивных» механизмов налоговой оптимизации. То есть в ней определены:

  • конкретные действия налогоплательщика, которые признаются злоупотреблением правами;
  • условия, которые должны быть соблюдены налогоплательщиком для возможности учесть расходы и заявить налоговые вычеты по имевшим место сделкам (операциям).

В ст. 54.1 НК РФ есть четыре пункта, которые требуют объяснений:

Пункт 1 ст. 54.1 НК РФ: Не допускается уменьшение налоговой базы (суммы налога) в результате искажения сведений о фактах хозяйственной жизни (совокупности таких фактов), об объектах налогообложения, подлежащих отражению в налоговом и (или) бухгалтерском учете либо налоговой отчетности налогоплательщика.

Согласно Письму ФНС от 31.10.2017 № ЕД-4-9/22123@, искажение – это умышленные действия налогоплательщика, выразившиеся в

сознательном искажении сведений о фактах хозяйственной жизни, объектах налогообложения, подлежащих отражению в целях уменьшения налогоплательщиком налоговой базы и (или) суммы подлежащего уплате налога, неправильного применения налоговой ставки, налоговой льготы, налогового режима, манипулирования статусом налогоплательщика и др.

Искажение сведений можно наблюдать в следующих ситуациях:

  • создание схемы дробления бизнеса ради неправомерного применения спецрежимов;
  • совершение действий, направленных на искусственное создание условий по использованию пониженных налоговых ставок, налоговых льгот, освобождения от налогообложения;
  • создание схемы, направленной на неправомерное применение норм международных соглашений об избежании двойного налогообложения;
  • нереальность исполнения сделки сторонами (отсутствие факта ее совершения);
  • неотражение налогоплательщиком дохода (выручки) от реализации товаров (работ, услуг, имущественных прав), в том числе в связи с вовлечением в предпринимательскую деятельность подконтрольных лиц;
  • отражение в регистрах бухгалтерского и налогового учета заведомо недостоверной информации об объектах налогообложения.

Пункт 2 ст. 54.1 НК РФ: При отсутствии обстоятельств, предусмотренных п. 1 ст. 54.

1 НК РФ, по имевшим место сделкам налогоплательщик вправе уменьшить налоговую базу и (или) сумму подлежащего уплате, если основной целью совершения сделки не являются неуплата (неполная уплата) и (или) зачет (возврат) суммы налога; если обязательство по сделке исполнено лицом, являющимся стороной договора, заключенного с налогоплательщиком, и (или) лицом, которому обязательство по исполнению сделки передано по договору или закону.

Итак, п. 2 ст. 54.1 РК РФ содержит условия, при соблюдении которых у налогоплательщика возникает право использовать расходы и вычеты.

В Письме ФНС от 31.10.2017 № ЕД-4-9/22123@ уточняется, что основная цель сделки должна заключается не в налоговой экономии, а в конкретной разумной деловой цели. В пп. 2 п. 2 ст. 54.

1 НК РФ ограничивается право учесть расходы и вычеты по сделке при исполнении ее контрагентом, не указанным в первичных документах.

 В этом случае налоговикам придется доказывать, что налогоплательщик использовал формальный документооборот с целью незаконного учета расходов либо заявления налоговых вычетов.

Признаки формального документооборота:

  • факты обналичивания денежных средств проверяемым налогоплательщиком или взаимозависимым лицом;
  • факты использования таких средств на нужды налогоплательщика, учредителей налогоплательщика, его должностных лиц;
  • использование одних IP-адресов;
  • обнаружение печатей и документации контрагента на территории проверяемого налогоплательщика;
  • нетипичность документооборота, несоответствие обычаю делового оборота поведения участников сделки, должностных лиц при заключении, сопровождении, оформлении результатов сделок.

Пункт 3 ст. 54.1 содержит в себе несколько критериев, которые самостоятельно не могут служить основанием для предъявления претензий к налогоплательщику.

Эти критерии: подписание первичных учетных документов неустановленным или неуполномоченным лицом; нарушение контрагентом налогового законодательства; наличие возможности получения налогоплательщиком того же результата экономической деятельности при совершении иных не запрещенных законодательством сделок.

Что изменилось для налогоплательщиков

В новшествах есть как плюсы, так и минусы для бизнеса.

Если говорить о плюсах, то:

  • Сохраняет силу принцип презумпции добросовестности налогоплательщика как один из важнейших элементов конституционно-правового режима регулирования налоговых отношений.
  • Теперь не ошибки, а реальность сделки стали приоритетными. Ранее именно на ошибки ФНС обращала довольно пристальное внимание. Одним словом, ушел в прошлое формальный подход к выявлению необоснованной налоговой выгоды — налоговый орган должен четко понимать целесообразность проведения каждого мероприятия налогового контроля. Кроме того, нарушение контрагентом налогового законодательства не является самостоятельным основанием для предъявления налоговых претензий. П. 2 ст. 54.1 НК РФ не предполагает негативных последствий для налогоплательщиков за неправомерные действия контрагентов второго, третьего и последующих звеньев.
  • Исполнения сделки контрагентом становится достаточно для того, чтобы налоговая выгода считалась обоснованной. При этом налогоплательщики должны быть готовы представить налоговикам доказательства реальности сделки в результате исполнения ее контрагентом. Поэтому бизнес по-прежнему должен знать, как проверить контрагента, и пользоваться необходимыми для этого инструментами, например, сервисом Контур.Фокус.  
  • Вводится концепция деловой цели, а это значит, что действия налогоплательщика не ставятся под сомнения, если у него есть разумная экономическая цель помимо собственно оптимизации налогов.

Из минусов можно отметить следующие:

  • Появились термины с расплывчатой, как считают эксперты, формулировками, одно из которых — искажением сведений.
  • Новые нормы распространяются на страховые взносы и на плательщиков страховых взносов.
  • В ходе налоговой проверки у компании могут запросить копии договоров с посредниками. 

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *