Банки будут сообщать обо всех наличных операциях юрлиц и ИП на сумму свыше 600 000 рублей

Довольно давно назревало появление закона в РФ, регулирующего снятие наличных денег. По этой причине, его появление в 2020 году никого не удивило, но насторожило. Законопроект был рассмотрен в нескольких чтениях и в завершении Госдума его успешно утвердила. В законе прописано несколько пунктов, касающихся не только юрлиц, но и обычных россиян.

Президент подписал закон о снятии наличных денег

Всех без исключения юрлиц РФ коснется новое правило, прописанное в подписанном президентом законе. Предпринимателям придется смириться, что администрация банков будет обязана раскрыть все данные по совершенным операциям с наличными средствами, если сумма составит свыше 600 тысяч.

До вступления в законную силу этого проекта, юрлица были в подобных рамках, но они не были так экстремально сужены, как после принятия закона.

Раньше данным гражданам приходилось терпеть постоянный контроль в тех случаях, когда денежные операции не были взаимосвязаны с хозяйственной деятельностью.

Для остальных случаев можно было не передавать данные ответственным сотрудникам Росфинмониторинга.

Теперь, после принятия обновленного закона все поняли, что контролировать операции будут во всех видах деятельности, если будет достигнут максимально установленный денежный показатель.

Под пристальный мониторинг попадают все операции, подразумевающие зачисление или снятие средств. Если гражданин не является юрлицом, но денежные операции совершает от 600 тысяч, им обязательно заинтересуются представители Росфинмониторинга.

Банки будут сообщать обо всех наличных операциях юрлиц и ИП на сумму свыше 600 000 рублей

Какие новшества ждут россиян в 2020 году кроме закона о снятии наличных

Обновленная законодательная база охватывает большой круг деятельности. Одинаковые условия отныне придется соблюдать тем, кто:

  • получает страховую премию от юрлица;
  • выплачивает средства в качестве страховой компенсации юрлицу;
  • осуществляет лизинговые программы.

Не только ужесточения в проведении банковских операций произойдут в ближайшее время. Отслеживаться будет вывод денег при обмене купюр разного достоинства. По-новому будет работать алгоритм, осуществляющий денежные переводы в иностранные государства.

Было принято решение отказаться от контроля в ситуациях, когда рассматривается вопрос получения какого-либо имущества при договоре лизинга. Однако и здесь не обошлось без исключений. Право на осуществление контроля сохраняется в том случае, если имущество предоставляется в рамках действия договора.

Как новый закон повлияет на почтовые переводы

Банки будут сообщать обо всех наличных операциях юрлиц и ИП на сумму свыше 600 000 рублей

Принятый Госдумой и подписанный Владимиром Владимировичем закон, затрагивает не только банковские операции. Переписанные правила коснулись и почтовых переводов, по которым теперь предстоит передавать данные, от суммы в 100 тысяч и выше.

Обновленный закон затронул тех граждан, которые осуществляют сделки по недвижимости. Все данные о сделках и денежных операциях будут поступать в Росфинмониторинг, если сумма будет превышать 3 миллиона.

До того, как обновленный закон вступил в силу, под подобные требования подпадали лишь сделки, связанные с проведением покупки или продажи любых объектов недвижимости.

После внесения поправок в действующее законодательство список финансовых операций будет неограниченным в рамках регулярной деятельности с объектами недвижимости. В учет будет взята даже плата за аренду.

Помимо этого, будет осуществлять мониторинг услуг, оказанных консультационными организациями.

Контроль за сделками с наличными усилили. Как это повлияет на биткоин :: РБК.Крипто

Закон о контроле любых операций с наличными суммой свыше 600 тыс. рублей прошел третье чтение в Госдуме. Почему это положительно отразится на криптовалютах в России и как власти могут помешать распространению нового вида активов

Банки будут сообщать обо всех наличных операциях юрлиц и ИП на сумму свыше 600 000 рублей

В России усилят контроль за операциями с наличными от 600 тыс. рублей. Закон, направленный на совершенствование контроля финансовых операций, прошел второе и третье чтение в Госдуме.

В то же время криптовалюты остаются в серой зоне и никак не отслеживаются властями.

Поэтому можно предположить, что ужесточение надзора за наличными приведет к росту спроса на цифровые деньги со стороны тех, кто желает сохранить анонимность.

Контроль уже действует при снятии со счета юрлица или зачислении на него наличных денег на сумму свыше 600 тыс. рублей. Банки информируют Росфинмониторинг в случае, если перевод не обусловлен характером хозяйственной деятельности юридического лица. Новый закон устанавливает контроль таких операций вне зависимости от характера хозяйственной деятельности организации.

Из-под контроля выводится обмен банкнот разного достоинства, перевод денег за границу за счет анонимного владельца и поступление средств с него. Не будет отслеживаться получение имущества по договору лизинга, а также денежные переводы, осуществляемые некредитными организациями по поручению клиента.

Новые правила касаются операций с наличными или безналичными средствами, осуществляемыми по сделке с недвижимостью. Они подлежат контролю, если сумма операции равна или превышает 3 млн руб. Нормы вступят в силу в январе 2021 года.

«Обсуждаемый без пяти минут закон содержит ряд точечных поправок, некоторые из которых даже идут на пользу криптоэнтузиастам. В частности, утрачивают силу нормы, устанавливающие обязательный контроль за некоторыми операциями на сумму свыше 600 тыс. руб.

, это переводы денежных средств за границу на счет (вклад), открытый на анонимного владельца, и поступление денежных средств с такого счета (абз. 4 пп. 3 п. 1 ст.

6 закона)», — рассказал старший юрист налоговой практики Bryan Cave Leighton Paisner (Russia) LLP, преподаватель Moscow Digital School Дмитрий Кириллов.

Также более не будут контролироваться переводы денежных средств, осуществляемые некредитными организациями по поручению клиента. Эксперт подчеркнул, что это должно упростить некоторые расчеты с криптовалютами.

«При этом серьезно корректируется п. 4 ст. 6 закона, теперь он детализирует обязанность по предоставлению сведений о клиентских операциях в Росфинмониторинг разными видами организаций.

Отдельный абзац посвящен операторам инвестиционных платформ — они обязаны передавать сведения об операциях по счету, заемных операциях или операциях с ценными бумагами, если хотя бы одна из сторон или ее банк находится в недружественной ФАТФ стране, либо в «террористическом» списке», — добавил специалист.

Банки будут сообщать обо всех наличных операциях юрлиц и ИП на сумму свыше 600 000 рублей

Эксперт инвестиционного движения «Лимон на Чай» Олег Абелев объяснил, что в данном законе не все так однозначно. Помимо сделок с недвижимостью под надзор попадают почтовые переводы суммой более 100 тыс. рублей. А с точки зрения именно спроса на криптовалюты мало что изменится.

«И ранее Росфинмониторингу нужно было отчитываться за эти сделки, и банк мог также ранее эти сделки заблокировать вне зависимости от того, юридическое лицо или физическое. Просто то, что было ранее, фактически, находит правовое отражение сейчас. Популярность криптовалют она как была, на том же уровне останется, я, честно говоря, не жду какого-то всплеска», — объяснил Абелев.

О том, что криптовалюта не станет убежищем от государственного контроля, заявил исполнительный директор Klopenko Group и венчурного клуба ITLeaders Дмитрий Иванов. По его словам, российское правительство намерено усиливать меры по контролю оборота цифровых денег на внутреннем рынке, поэтому стоит ожидать новых законодательных актов относительно этого вида активов.

«Цифровые активы рано или поздно не смогут стать убежищем от государственного контроля. Кроме того, несмотря на рост популярности криптовалют во всем мире, ее сложно назвать защитным активом, как золото. Не стоит рассматривать «цифру» как возможность избежать контроля государства или как очень перспективный актив. Риски слишком высоки», — предупредил Иванов.

Сейчас в Госдуме рассматриваются законы «О цифровых финансовых активах» и «О цифровой валюте».

По словам главы комитета Госдумы по финрынку Анатолия Аксакова, первый находится на финишной прямой и должен быть принят до конца весенней сессии.

Второй документ, который касается регулирования криптовалют, остается на стадии дискуссии и обсуждения. В правительстве есть диаметрально противоположные позиции по вопросу легализации или запрета нового вида активов.

  • — Комиссии, блокировки, сроки. В чем биткоин выгоднее банков
  • — МВФ допустил ухудшение прогноза по мировой экономике. Что будет с Bitcoin
  • — Власти США назвали срок начала регулирования криптовалют в стране
  • Больше новостей о криптовалютах вы найдете в нашем телеграм-канале РБК-Крипто.

Очистить кэш: в РФ готовят тотальный контроль за операциями юрлиц с наличными

В России будет введен тотальный контроль за операциями юридических лиц с наличными. Это произойдет, если Госдума примет законопроект с поправками к антиотмывочному закону, которые формально направлены на снижение нагрузки по обязательному контролю.

Ко второму чтению в документе появились изменения, которые по мнению экспертов, принципиально трансформировали его суть. Прежде всего — в вопросе операций предпринимателей с наличными на сумму 600 тыс. рублей и более.

Действующие нормы освобождают банки от необходимости сообщать о таких операциях, если они связаны с хозяйственной деятельностью юрлиц, законопроект же предполагает тотальный контроль за кэшем.

По мнению специалистов, это осложнит жизнь кредитным организациям, а также, возможно, будет иметь неприятные последствия и для предпринимателей. В ЦБ и Росфинмониторинге с этим не согласны.

Видимые послабления

В первом чтении законопроект о внесении изменений в закон «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» (115-ФЗ) был принят еще в мае 2019 года.

Цель норматива — усовершенствовать обязательный контроль за финансовыми операциями.

В конце июня 2020-го Совет Госдумы рекомендовал внести документ на рассмотрение во втором чтении 8 июля этого года с учетом дополнительных поправок.

Читайте также:  Нужно ли ооо на усн платить за сотрудников, оформленных по гпх, ндфл и взносы в пфр и фомс?

Изменения эти предусматривают послабления для банков.

По словам замглавы Национального совета финансового рынка Александра Наумова, сейчас кредитные организации являются основными поставщиками информации для Росфинмониторинга — они сообщают об операциях и сделках своих клиентов, которые совершаются в том числе в других организациях. Поправки позволяют ограничиться сообщением только по своим банковским операциям клиента.

Одно из самых существенных изменений касается контроля за операциями юридических лиц с наличными средствами.

В текущей версии закона на банки возложена обязанность сообщать об операциях (снятии или зачислении на счет) с денежными средствами на сумму 600 тыс. рублей и более, если они не обусловлены характером хозяйственной деятельности.

В законопроекте упоминание «хозяйственной деятельности» исчезло. Таким образом под контроль попадают любые операции юридических лиц с наличными на сумму свыше 600 тыс. рублей.

Казалось бы, это должно облегчить банкам жизнь. Им не нужно будет разбираться в деталях — достаточно просто отправлять сообщение обо всех операциях с наличностью на сумму 600 тыс. рублей и более.

Но, как пояснил «Известиям» Александр Наумов, именно к хозяйственной деятельности относится большинство операций юрлиц с наличными — внесение на счет выручки, снятие средств на зарплату, оплату командировок и т.п.

— Практически сообщений по этому коду сейчас почти нет, они минимальны, поскольку при расчетах наличными действует ограничение (до 100 тыс. рублей), установленное Банком России.

Если убрать упоминание про хозяйственную деятельность, то нагрузка на банки, возможно, не снизится.

При заполнении сведений об операциях кредитные организации вынуждены будут предоставлять большое количество информации по направляемым сообщениям, — уточнил эксперт.

Доцент кафедры гражданско-правовых дисциплин РЭУ им. Г.В. Плеханова Руслан Аллалыев также обратил внимание на кажущуюся перспективу снижения регуляторной нагрузки на кредитные организации. По его мнению, в этом случае необходим высочайший уровень автоматизации бизнес-процессов.

  • — При ее отсутствии такое нововведение может лечь тяжелым бременем на сотрудников банков, занимающихся финансовым мониторингом таких операций, — пояснил он.
  • При этом, подчеркнул Александр Наумов, Росфинмониторинг вполне может самостоятельно получать информацию в государственных базах данных.
  • Эксперт Центра исследований проблем реальной экономики Ольга Лебединская также считает, что новые изменения поставят банки в достаточно тяжелое положение, поскольку для поддержки клиентов некоторые из них уже разработали бесплатные сервисы проверки контрагентов.
  • — Кроме того, кредитные организации дают рекомендации предпринимателям, как правильно вести финансовую деятельность, чтобы избежать проблемы с наличными, — уточнила эксперт.
  • Поправки, добавила она, предполагают для банков тяжелый выбор: встать на сторону клиента или следовать букве закона.

Выигравших нет?

Как полагает Руслан Аллалыев, подобная новелла может спровоцировать отток клиентов, занимающихся бизнесом, сопряженным со значительными потоками наличных средств.

— Например, в аграрном секторе. Безусловно, стоит ожидать увеличения количества случаев блокировок счетов юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, — считает он.

В пресс-службе Центробанка «Известиям» сообщили, что регулятор поддерживает изменения, предложенные депутатами, поскольку для банков работа по 115-ФЗ упростится, а клиенты будут получать меньше отказов в проведении операций.

— Поправки направлены на снижение регуляторной нагрузки на кредитные организации, — заявили там.

— В частности, предполагается, что банки автоматизируют процесс выявления таких операций без привлечения клиентов для их выявления и подтверждения.

Предполагается, что количество запросов информации со стороны кредитных организаций у своих клиентов снизится. Соответственно, снизится количество отказов, в том числе по причине непредставления документов.

По мнению Александра Наумова, для юридических лиц обновленный обязательный контроль может стать неприятным сюрпризом — они будут спрашивать у банков, что подозрительного во внесении на счет выручки от реализации или снятии наличных на зарплату? Тем более, эти процессы и так уже контролируются Федеральной налоговой службой (ФНС).

Как пояснил «Известиям» статс-секретарь — заместитель директора Росфинмониторинга Герман Негляд, обязательный контроль не значит, что операция является подозрительной.

— Эта информация используется для макроанализа и мониторинга, — сказал он. — Клиентам переживать особо не стоит. Для них ничего не поменяется по сравнению с текущей ситуацией. Они как работали с банками, так и будут работать. При этом кредитным организациям не надо будет тратить время на анализ каждой операции. Эту функцию мы берем на себя.

При этом, по его словам, отменить институт контроля за операциями с наличными нельзя — он себя оправдал, эта функция полезна для оценки рисков.

— А риск использования наличных в схемах отмывания подтвержден как достаточно высокий, поэтому мы эту операцию исключить из обязательного контроля не можем, — уточнил Герман Негляд.

Тем не менее сумма обязательного контроля — 600 тыс. рублей для банковских операций и 3 млн рублей для сделок с недвижимостью — не такая большая по нынешним меркам, отметил Александр Наумов.

Даже ФАТФ (Группа разработки финансовых мер борьбы с отмыванием.

— «Известия») в рамках четвертого этапа взаимных оценок рекомендовала увеличить этот порог, поскольку с 2002 года, когда был введен обязательный контроль, уровень цен вырос в три раза, рассказал представитель Национального финансового совета.

Как сообщил Герман Негляд, этот вопрос ведомством изучался.

— Отмечу, что 115-й закон не содержит никаких норм, которые обязывали бы, грубо говоря, индексировать сумму порога с учетом инфляции и других обстоятельств, — заявил он. — Мы пришли к выводу по результатам анализа, что эта сумма адекватна и соответствует размеру тех операций, которые нас интересуют.

Поэтому на данном этапе увеличение признано нецелесообразным, подытожил замглавы Росфинмониторинга.

Эксперты считают правильным ужесточение контроля за операциями с наличными

МОСКВА, 15 июля. /ТАСС/. Российские банки в скором времени будут обязаны сообщать обо всех операциях юридических лиц с наличностью на сумму свыше 600 тыс.

рублей, этому будет способствовать закон об усилении контроля за операциями с наличными, накануне подписанный президентом России Владимиром Путиным.

По мнению опрошенных ТАСС профильных экспертов, банкиров и предпринимателей, ужесточение контроля будет правильной мерой, но при этом среди издержек отмечают большее число подтверждающих документов по операциям со стороны бизнеса.

В предпринимательской среде этот закон («О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» (115-ФЗ) — прим.) традиционно называют «антиотмывочным».

Ранее банковские организации должны были осуществлять контроль и извещать Росфинмониторинг только при снятии со счета компании или зачислении на ее счет наличных денег на сумму 600 тыс. рублей и более в случаях, если это не обусловлено хозяйственными нуждами.

Закон с новыми поправками вводит контроль таких операций независимо от характера деятельности юридического лица, то есть любые подобные операции с наличными на эту сумму будут контролироваться. Кроме того, фиксировать будут и операции на сумму от 600 тыс.

 рублей при зачислении или списании со счета иностранной структуры без образования юридического лица, а также при осуществлении лизинговых платежей.

Согласно прошлогоднему отчету Росфинмониторинга, оборот наличных денежных средств у компаний является одним из самых слабых мест современной российского бизнеса и благодатной почвой для ведения «теневого» предпринимательства. При этом, согласно тому же отчету, за последние годы объемы обналичивания денег в банковском секторе сократились в 3,8 раза — с 1,2 трлн рублей до 326 млрд рублей.

«Прозрачным» бояться нечего 

Как рассказал ТАСС один из авторов законопроекта, председатель комитета по финансовому рынку Госдумы РФ Анатолий Аксаков, основная цель принятых поправок — усовершенствовать обязательный контроль за наличным оборотом компаний, не связанным с хозяйственной деятельностью.

Аксаков подчеркивает, что банки будут сообщать в Росфинмониторинг только об операциях с наличностью свыше 600 тыс. рублей своих клиентов, а вот обязанность сообщать о межбанковских операциях исключается.

Помимо разовой операции появится возможность сообщать о подозрительной совокупности операций или подозрительной деятельности клиента, что очень широко применяется в международной практике.

И, по его словам, тем, кто ведет прозрачный бизнес, бояться нечего.

«Понятие «операция, подлежащая обязательному контролю» не идентично «подозрительной операции». То есть проведение по счету операций, подлежащих обязательному контролю, само по себе не может служить основанием для блокировки счета предпринимателя.

Для этого проводимая операция должна вызвать подозрение, как направленная на отмывание доходов или финансирование терроризма.

Поэтому главный совет — чаще консультируйтесь со своим банком, будьте готовы давать банкам обоснования операций с наличностью», — подчеркивает Аксаков.

Риск блокировки

Член генерального совета «Деловой России» Павел Гагарин, с одной стороны, поддерживает поправки, так как практика осуществления незаконных операций через обналичивание существует до сих пор.

При этом он отмечает, что новые поправки могут осложнить деятельность добросовестных предпринимателей.

Так, среди минусов он отмечает необходимость предоставлять много подтверждающих документов, а также кратное повышение риска блокировки счетов.

Читайте также:  Ип на нпд налогооблажении?

«Никто не застрахован от риска отказа банком в обслуживании или попадания во всевозможные черные списки людей, уклоняющихся от налогов и занимающихся незаконным оборотом наличных средств. Тут закон нужно дополнять соответствующими пояснениями», — отмечает Гагарин.

В свою очередь председатель комитета по финансовым рынкам «Опоры России» Павел Самиев считает, что в России хоть и наметился прогресс в плане снижения количества операций с «черным налом», но ужесточать контроль в части обналичивания все же необходимо.

«Это в целом мировой тренд на ужесточение антиотмывочного законодательства. И регулирование в России не исключение. По мировой практике 10 000 долларов (600 000 рублей) являются пороговой суммой, после которых операция по обналичиванию может считаться подозрительной.

Для предпринимателей, если их операции можно объяснить или обосновать, проблем быть не должно.

Но это не отменяет того, что уточнения в регуляторных механизмах должны быть, и банки должны давать разъяснения клиентам, почему та или иная их операция вызвала подозрение», — считает Самиев.

Советник уполномоченного при президенте России по правам предпринимателей Антон Свириденко добавляет, что «довольно суровые требования» изначально идут от рекомендаций ФАТФ (межправительственная организация, которая занимается выработкой мировых стандартов в сфере противодействия отмыванию преступных доходов и финансированию терроризма — прим. ТАСС), поэтому сетовать на избыточные требования «российского неповоротливого регулирования» не приходится.

«Там, где оборот наличных — всегда риск нелегальных денег выше, обналичка или легализация теневых доходов до сих пор большая проблема, это будет просто дополнительная точка контроля. Полностью проблему она не решит, там, где оборот совсем теневой, вообще без банков, туда никто не заглянет. Но кого-то, конечно, удастся выявить», — подчеркивает Свириденко.

Анализ операций

Банк России дает положительный прогноз по снижению нагрузки на банки после принятия поправок в закон. «Изменения направлены на снижение регуляторной нагрузки на кредитные организации.

В частности, предполагается, что банки автоматизируют процесс выявления таких операций.

Соответственно, количество запросов информации со стороны кредитных организаций у своих клиентов снизится, сократится и количество отказов, в том числе по причине непредставления документов», — сообщают в пресс-службе ЦБ.

Банк «Тинькофф», в свою очередь, отмечает, что целесообразно не столько сообщать обо всех операциях с наличными на сумму свыше 600 тыс. рублей, сколько оповещать о действиях, которые действительно связаны с обналичиванием на основании экспертизы банка.

«У нас есть собственная система финансового мониторинга, основанная на автоматическом анализе операций. Каждый предприниматель, в том числе может видеть свои бизнес-процессы на предмет соответствия 115-ФЗ в нашем внутреннем сервисе «Репутация», — комментируют ситуацию в пресс-службе «Тинькофф».

Также в банке подчеркнули, что счета своих клиентов они не блокируют и никогда не блокировали: «В совсем редких, единичных случаях ограничиваем дистанционное банковское обслуживание, когда есть серьезные подозрения и нужно детально разобраться, но при этом многие базовые операции достаются доступны владельцу счета».

Представители банка «Открытие» тоже соглашаются и считают, что законопроект с новыми поправками «не предполагает возникновения каких-либо сложностей для клиентов при проведении операций с наличными денежными средствами». Кроме того, данный вопрос уже давно стоит на контроле во всех финансовых организациях, «клиенты достаточно хорошо осведомлены» о повышенных комиссиях, лимитах и прочих ограничениях по операциям с наличными.

Дополнительный контроль

Впрочем, для предпринимателей нововведения сулят прохождение дополнительных мероприятий контроля.

Так, сооснователь компании EcoBox Владимир Садков считает, что теперь даже добросовестным предпринимателям придется уделять гораздо больше времени и внимания юридическому оформлению операций.

«Но с другой стороны, это действительно позволит сократить количество незаконных операций. Поэтому в целом это правильная инициатива», — считает Садков.

По мнению директора ООО «Мастерс» Дмитрия Тортева, занимающегося предоставлением услуг и товаров госкомпаниям, закон скорее носит положительный характер.

«Неучтенная наличность массово выводится в зарубежные страны для приобретения низкокачественных товаров, которые потом всплывают в госзакупках под видом российских.

Наличные — это кроме «черного» импорта — питательная среда для нелегальной миграции.

Поэтому если сделка или перечисление наличных денег расценивается как совершенные с целью налоговой экономии, они однозначно должны администрироваться финансовой разведкой», — отмечает Тортев.

Росфинмониторинг начнет контролировать любые банковские операции с наличными от 600 тысяч рублей

Moscow-Live.ru / Тихонов Михаил

Совет Федерации одобрил закон, уточняющий перечень операций с денежными средствами, подлежащих обязательному контролю. Документ, в частности, усиливает контроль за операциями с наличными на сумму от 600 тысяч рублей и вводит обязательный контроль почтовых переводов от 100 тысяч рублей. Об этом пишет РИА «Новости».

Сейчас банки должны осуществлять контроль и информировать Росфинмониторинг при снятии со счета юрлица или зачислении на него наличных денег на сумму 600 тысяч рублей и более, если это не обусловлено характером его хозяйственной деятельности. Теперь под контроль попадут любые подобные операции с наличными на эту сумму независимо от характера хозяйственной деятельности юрлица.

Это относится и к операциям, проводимым при зачислении или списании со счета (вклада) иностранной структуры без образования юрлица и при осуществлении лизинговых платежей, а также к выплатам юрлицу страхового возмещения или получению от юрлица страховой премии.

В то же время из-под контроля выводится обмен банкнот одного достоинства на банкноты другого достоинства, перевод денег за границу на счет анонимного владельца и поступление средств с него, а также денежные переводы, осуществляемые некредитными организациями по поручению клиента. Не будет контролироваться и получение имущества по договору лизинга, однако контроль за предоставлением имущества по таким договорам сохранится.

Закон вводит обязательный контроль почтовых переводов денежных средств и возврата неиспользованного остатка денег, внесенных в качестве аванса за услуги связи, при сумме таких операций от 100 тысяч рублей. А пороговая сумма операций второго и последующих зачислений (списаний) денежных средств при осуществлении расчетов по гособоронзаказу снижается с 50 до 10 миллионов рублей.

По действующему законодательству организации обязаны информировать Росфинмониторинг, если у них возникает подозрение, что операция направлена на легализацию преступных доходов или финансирование терроризма. С 1 марта 2022 года организации в подобных случаях обязаны будут представить информацию о бенефициарном владельце, сведения о действиях клиента или его представителя, связанных с такими операциями.

Помимо этого, для организаций, которые проводят операции с денежными средствами или иным имуществом, вводится дифференцированный подход к предоставлению сведений об операциях, подлежащих обязательному контролю.

Для каждой организации (кредитные, страховые, лизинговые организации, операторы лотерей, азартных игр, инвестиционных платформ, ломбарды и т.д.) определен свой вид операций, подлежащих такому контролю.

Закон должен вступить в силу через 180 дней после официальной публикации, за исключением положений, для который установлен иной срок.

В апреле 2019 года владельцы и топ-менеджеры компаний малого и среднего бизнеса заявили, что столкнулись в 2018 году с блокировкой счетов, при этом по вине самих предпринимателей происходит чуть больше половины (51%) всех блокировок.

По вине контролирующих органов произошло 16% блокировок. В 14% случаев банки блокировали счета без объяснения причин, в 10% — из-за подозрения в отмывании средств.

В марте о блокировках счетов в банках заявили и россияне, перешедшие в статус самозанятых.

Блокировки ставят под угрозу доступ к деньгам на счетах и в большинстве случаев приводят к гибели бизнеса. При этом закон не предусматривает ответственности для банков за неправомерные блокировки, и взыскать компенсацию за убытки практически невозможно. А сами банки зачастую злоупотребляют полномочиями, блокируя средства по формальным признакам.

После отказа в проведении операций или открытии счета юрлица попадают в так называемый черный список ЦБ, из которого его можно исключить только через процедуру реабилитации.

Однако, согласно данным Росфинмониторинга, в 63% случаев блокировка средств признается законной.

Ситуацию не спасают и попытки расторгнуть договор обслуживания и перевести деньги в другой банк: чтобы помешать переводу средств, банки устанавливают повышенную комиссию в среднем от 10-20% от суммы перевода.

В итоге предприниматели теряют доверие к банковской системе и переходят на расчеты наличными, а средний и крупный бизнес начинает активно применять альтернативные системы клиринга: по данным на 2019 год, доля компаний, перешедших на наличный расчет, выросла в четыре раза, до 8%. В апреле же в интернете оказались данные примерно 120 тысяч граждан и компаний-клиентов банков, включенных в черный список ЦБ по антиотмывочному законодательству — первый случай появления в открытом доступе информации, которая связана с Банком России.

Банки будут обязаны сообщать государству о любой проходящей через них операции с наличными деньгам на сумму более 600 тыс. руб

Главный финансовый разведчик страны пообещал, что от введения новых поправок «физические лица никоим образом не пострадают», зато ФСФМ «будет располагать более обширной базой информации, которая может быть использована правоохранительными органами при отслеживании доходов, полученных преступным путем».

Читайте также:  Как верно заполненить форму № Р14001 при выходе участника с долей 50% и распределении его доли 50%?

Как рассказал вчера Виктор Зубков, за четыре месяца 2007 года ФСФМ получила более 2 млн сообщений о транзакциях, подлежащих обязательному отчету перед службой.

«Из них почти 1,5 млн — подозрительные», — сказал он. Столь пугающей статистикой глава финансовой разведки предварил новость о том, что служба собирается ужесточить контроль за перемещением наличных средств.

И эти амбиции обрели уже реальную форму законопроекта.

Суть нововведений проста и незатейлива — мониторинг хочет получать больше информации, чем сейчас.

В настоящий момент подконтрольная ФСФМ сумма операции должна не только быть больше 600 тысяч рублей (или эквивалентна в иностранной валюте), но и отвечать одной из прописанных в законе характеристик (см. справку).

Однако в скором времени служба, возможно, будет получать сообщения обо всех операциях, проведенных как юридическими, так и физическими лицами, независимо от характера операции. Единственным критерием останется пороговая сумма в 600 тысяч рублей.

Как и ранее, банкам будет оставлено право самостоятельно отправлять в финразведку сведения и о других сделках, если они кажутся им подозрительными. Кстати, многие крупные банки предпочитают так и делать, чтобы в дальнейшем не иметь головной боли при проверках.

Зампред Инвестсбербанка Евгений Егоров считает, что к новости нужно относиться спокойно.

«На мой взгляд, эти поправки продиктованы тем, что сейчас отдельные банки двояко трактуют нормы и не всегда направляют обязательные сведения в ФСФМ, — считает банкир.

— У всех банков, которые лишились лицензии в этом году, формулировка одна — за непредставление обязательной информации. Новые же требования не оставят такой возможности».

Оценить размах проекта ФСФМ банкиры не берутся. Общий объем обязательной к представлению информации, по их мнению, может вырасти в разы, поскольку под него подпадут целые сектора рынка.

Например, все направление ипотечного кредитования. «Многое зависит от деятельности каждого конкретного банка.

Если он занимается розничным бизнесом, от него будет исходить один объем информации, если не занимается — намного меньший», — говорит один из банкиров.

Финансовые разведчики уверяют, что работы не боятся. Хотя в свое время служба жаловалась на огромный поток информации, которую они вынуждены обрабатывать, каждый год показатели растут. Так, по словам главы Росфинмониторинга, в 2006 году было проведено 8 тысяч финансовых расследований, на 30% больше, чем в 2005 году.

ФСФМ направила 4277 материалов о подозрительных операциях на сумму 770 млрд рублей, из которых более чем по половине (53%) были заведены уголовные дела. В других странах эта цифра гораздо скромнее — около 20%. Однако Виктор Зубков похвалил банки, сказав, что постепенно улучшается качество информации, которую они предоставляют.

Если в 2005 году доля отбракованных сообщений составляла 5%, то в прошлом году она была всего 1,5%. А в первом квартале составила всего 0,6%.

Впрочем, похвалы удостоились не все. Некоторые банки нарушают сроки предоставления информации, опаздывая порой на полгода.

«Этот момент может быть предметом расследования, и многие банки могут пострадать», — предупредил Виктор Зубков.

При этом, по его словам, не должны никак пострадать граждане, оперирующие крупными суммами наличных денег. При условии, конечно, что эти деньги будут признаны «чистыми».

  • Критерии «подозрительных» денежных операций
  • В соответствии с законом о противодействии отмыванию доходов обязательному контролю подлежит операция с наличными денежными средствами, если сумма, на которую она совершается, равна или превышает 600 тысяч рублей (в том числе в эквиваленте иностранной валюты). По своему характеру данная операция должна относиться к одному из следующих видов:
  • — снятие со счета или зачисление на счет юридического лица денежных средств в наличной форме в случаях, если это не обусловлено характером его хозяйственной деятельности;
  • — покупка или продажа наличной иностранной валюты физическим лицом;
  • — приобретение физическим лицом ценных бумаг за наличный расчет;
  • — получение физическим лицом денежных средств по чеку на предъявителя, выданному нерезидентом;
  • — обмен банкнот одного достоинства на банкноты другого достоинства;
  • — внесение физическим лицом в уставный (складочный) капитал организации денежных средств в наличной форме;
  • — открытие вклада (депозита) в пользу третьих лиц с размещением в него денежных средств в наличной форме.

Источник: ГАЗЕТА.GZT.RU

Чем обернётся для бизнеса и граждан тотальный контроль наличных в России

Сейчас банки сообщают в Росфинмониторинг об операциях с наличными, если те не связаны с хозяйственной деятельностью предпринимателей. Под понятие «хозяйственная деятельность» подпадает основная масса платежей и переводов бизнесменов: от зарплат сотрудникам компании до внесения выручки на счёт.

13 июля президент страны Владимир Путин подписал изменения в «антиотмывочный закон». Эти поправки кардинально поменяют условия игры: под колпаком окажутся все снятия и зачисления предпринимателей на сумму от 600 000 рублей независимо от их целевого назначения.

Для юридических лиц это очень маленькая цифра, даже в масштабе оборота небольшой компании. Однако, согласно заявлениям регулятора, пересматривать сумму, основываясь на инфляции и других изменяющихся финансовых показателях, власти не планируют.

Я уверен, что, как только закон заработает, стоит ждать резкого роста блокировок банковских счетов.

В первое время регулятор будет награждать «чёрными метками» все хотя бы немного подозрительные операции.

А подозрительным может показаться и слишком большой перевод на выплату отпускных, и резко возросшая прибыль организации. Угадать заранее, почему кто-то окажется в black list, невозможно.

Позже, когда работа по просеиванию клиентов хоть как-то автоматизируется, блокировать счета начнут диджитал-системы — из-за слишком строгой или несовершенной схемы отбора данных. Как и все новые продукты, работать идеально с первого дня они не будут, а пока станут надёжнее — пройдёт время.

Что же будет происходить до этого момента? Ответ очевиден: уход предпринимателей в тень. Конечно, рынок и сейчас не выглядит совершенным, но закручивание гаек даст обратный эффект — бизнес не станет прозрачнее.

Больше всего это повлияет на сферы, где изначально большой круговорот наличных — например, на аграрный сектор, а также на магазины, особенно в регионах, где далеко не все пользуются банковскими картами.

Еще одна тенденция — ожидаемое увеличение нагрузки на предпринимателей.

Из-за новых мер бизнесмены будут придумывать «план Б» для каждой операции с наличными, заранее собирать все необходимые документы, а также дёргать банки, уточняя, не будет ли проблем с каждой (ранее рядовой) операцией.

Все будут бояться блокировки счетов и десять раз подумают, просчитают, стоит ли вообще связываться с кредитными организациями. В связи с этим, как я уже сказал, бизнес только глубже уйдёт в сумрак.

Можно выделить последнюю краткосрочную тенденцию. Думаю, нововведения по контролю наличных повлияют на рынок криптовалюты. Многие предприниматели захотят перейти на сторону цифры, но ненадолго, так как, по экспертным оценкам, государство усилит контроль и за этими активами. Судя по государственной политике в этом вопросе, новые законодательные акты могут появиться уже в 2021 году.

Введение тотального контроля за оборотом наличных у предпринимателей неизбежно приведёт к изменениям и в банковской сфере.

Может показаться, что нововведение облегчит работу кредитным организациям. Ведь раньше им приходилось анализировать, относится платёж к хозяйственной деятельности или нет, а теперь можно просто собирать информацию о переводах бизнесменов, превышающих 600 000 рублей. Но всё не так однозначно.

Я уверен, что количество работы у кредитных организаций не уменьшится, а, наоборот, возрастёт: банки будут вынуждены предоставлять информацию по огромному числу операций.

Им потребуется автоматизировать многие действия и увести львиную часть работы в диджитал.

Но в такой ситуации есть и плюс: оказавшись в сложном положении, банкам не останется ничего иного, как развивать IT-направление.

Ещё одна тенденция коснётся своеобразного «морального выбора» для сотрудников банков.

Известно, что сейчас многие финансовые и юридические консультанты могут рекомендовать, как лучше перевести, обналичить или снять финансовые средства (конечно, всё по букве закона, но подходов к решению вопроса может быть несколько).

Когда нововведение заработает в полную силу, банки уже не смогут помочь облегчить предпринимателям процесс обращения с наличными — закон есть закон, и вариативности в нём почти не осталось.

В целом поправки в «антиотмывочный закон» на руку только одному игроку рынка — государству. Ни предприниматели, ни кредитные организации не увидят для себя плюсов.

Тот, кто уже привык отмывать доходы по-крупному, просто научится это делать иначе: например, через криптовалюту или иные новые схемы.

Государство же в лучшем случае выведет из теневого сектора некрупных и неискушённых бизнесменов, которые побоятся и просто не смогут пойти против новых правил.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *