Поддержка малого бизнеса в России: анализ текущей ситуации

Оплату процентных платежей за этот период предлагается разделить следующим образом:

  • треть субсидируется за счет средств федерального бюджета;
  • треть принимают на себя кредитные организации — получатели субсидии;
  • треть погашает сам заемщик.

При этом заемщикам предполагается предоставить два варианта выплат. Они смогут в течение полугода платить только одну треть платежа по процентам, без платежей по основному долгу, или не осуществлять платежей вообще, после чего треть платежей по процентам за этот период включается в основной долг.

При этом, по словам собеседника РБК, знакомого с ходом обсуждения механизма, по замыслу министерства, после завершения периода отсрочки условия по кредитному договору — прежде всего процентная ставка — для заемщика не должны ухудшиться.

Участвовавший в обсуждении президент «Опоры России» Александр Калинин отметил, что банк, чтобы пролонгировать кредит, сам не должен попасть под штрафные санкции со стороны ЦБ.

«Это так называемое требование по резервированию.

ЦБ нас услышал и установил, что банки не должны формировать дополнительные резервы в течение полугода, если состояние заемщика существенным образом ухудшилось», — сказал он РБК.

По словам Калинина, предприниматель, оказавшийся в сложной ситуации, сможет легко отсрочить на полгода кредит без повышения процентной ставки, «а, возможно, даже со снижением процентной ставки». Он также сообщил, что Центробанк снизил ставку фондирования для банков до 4%.

Ранее министр экономического развития Максим Решетников анонсировал подготовку нового пакета мер для поддержки малого и среднего бизнеса, в частности, общепита и гостиниц.

По его словам, в сложившейся ситуации спрос со стороны бизнеса будет не на новые кредиты, а на реструктуризацию взятых ранее.

Глава Минэкономразвития пообещал «внести изменения в действующую программу, которая предполагает изменения правил», а также выработать новые предложения по поддержке предпринимателей.

Центробанк в свою очередь рекомендовал банкам, микрофинансовым организациям и кредитным потребительским кооперативам реструктуризовать кредиты и займы, выданные малому и среднему бизнесу, а также самозанятым гражданам, если положение заемщика ухудшилось в связи с распространением коронавирусной инфекции.

О том, что власти прорабатывают с банковским сектором механизм предоставления бизнесу отсрочки по кредитам, говорил 24 марта замминистра финансов Андрей Иванов.

По его словам, это будет «отложенный частично субсидированный платеж»: «Пока мы видим некие трехсторонние отношения: заемщик — Банк России — бюджет.

В каких объемах, на какие сроки — в текущий момент как раз рассматривается, решается», — сказал он на заседании комитета Совета Федерации по экономической политике (цитата по ТАСС).

Заместитель председателя правления Сбербанка Анатолий Попов вечером 24 марта заявил, что банк ведет активный диалог с правительством и ЦБ по мерам поддержки бизнеса в текущей ситуации.

«По малому и среднему предпринимательству в ближайшее время будет представлен целый комплекс таких мер.

Решения для поддержки крупного бизнеса еще прорабатываются», — приводит пресс-служба Сбербанка его слова.

Банк «Открытие» заявил, что с 25 марта начинает принимать заявки предпринимателей на получение отсрочки кредитных платежей. «Кредитные каникулы для малого и среднего бизнеса будут действовать на всей территории России с апреля по июнь 2020 года.

Первый пакет мер поддержки банка распространяется на кафе и гостиницы, фитнес-клубы, кинотеатры, детские развивающие центры и другие компании сегментов спорта, отдыха и развлечений, а также заведения дополнительного образования и туристические агентства», — говорится в релизе банка.

Банк предлагает клиентам отсрочку платежей по основному долгу и процентам на три месяца без проведения финансового анализа деятельности.

Предложенная схема — только одно из предложений, сказал РБК глава дирекции продуктов и технологий Промсвязьбанка Кирилл Тихонов.

«Сейчас консолидируется ряд мер, предложенных участниками, для выработки оптимальных решений.

Также формируется перечень отраслей, наиболее пострадавших от ситуации на фоне пандемии, к ним относятся сектор общественного питания, транспортных услуг и перевозок, бытовые услуги», — рассказал он.

В пресс-службе ВТБ сообщили, что банк «принимает активное участие в разработке необходимых мер государственной поддержки».

РБК направил запросы в ЦБ и ряд крупных банков.

Какие меры поддержки уже обещаны

Правительство объявило, что для борьбы с пандемией и ее последствиями сформирован антикризисный фонд в размере 300 млрд руб. В число антикризисных мер вошло также предоставление льготных кредитов субъектам малого и среднего бизнеса.

Также кабмин распорядился ввести налоговые каникулы для туристической отрасли и авиакомпаний. Отсрочка коснется тех сборов, которые бизнес должен был выплатить до 1 мая. Также власти временно не будут инициировать процедуры банкротства из-за возникающих перед бюджетом задолженностей. Аналогичные меры поддержки позже были утверждены и для организаций, работающих в сфере культуры и спорта.

Малый и средний бизнес получит отсрочки по выплатам аренды за государственное имущество.

Минэкономразвития также подготовило проект распоряжения правительства, которым рекомендуется до 1 мая отказаться от всех внеплановых проверок бизнеса, за исключением тех мероприятий, которые проводятся из-за случаев причинения вреда жизни и здоровью людей и в интересах бизнеса для возобновления разрешительных документов. После 1 мая органы власти должны будут исключить из своих планов проведения проверок субъектов малого и среднего бизнеса и сократить число плановых проверок всего бизнеса на 70%, с 380 тыс. плановых проверок до 116 тыс.

Поддержка малого бизнеса в России: анализ текущей ситуации Поддержка малого бизнеса в России: анализ текущей ситуации

Как коронавирус меняет работу малого и среднего бизнеса: закрытие магазинов, поддержка государства и время стартапов

1. Ключевые угрозы

Многие предприятия столкнулись с непростыми временами, которые предстоит пережить. Основными вызовами стали: снижение выручки, риск заражения персонала, перебои в логистических цепочках, недостаток антикризисного управления и неопределенность в перспективах.

Российский союз промышленников и предпринимателей (РСПП) в своем докладе выявил наиболее острые проблемы, возникающие у компаний из-за пандемии COVID-19.

Так, респонденты выделили перебои в деятельности, резкое снижение спроса, снижение доступности сырья/комплектующих.

Доля компаний, которые находятся в критическом положении (не способны обслуживать основной долг или выплачивать налоги, страховые взносы, зарплату и тд.), составляет 20,9%.

Поддержка малого бизнеса в России: анализ текущей ситуации

Источник: Доклад РСПП о ситуации в российских компаниях на фоне пандемии COVID-19 

2. Международная поддержка

Признавая значимость и роль МСП в глобальной экономике, международное сообщество выступает с различными механизмами финансовой, организационной и экспертной поддержки малого и среднего бизнеса.

Глобальный договор ООН распространяет среди своих членов специальное обращение «Объединяя бизнес» (#UnitingBusiness), призывающее корпорации к солидарности и коллективным действиям в борьбе с последствиями пандемии и внедрению десяти принципов в области прав человека, трудовых отношений, защиты окружающей среды и борьбы с коррупцией.

Международная финансовая корпорация (Группа Всемирного банка), являющаяся крупнейшим глобальным институтом развития для частного сектора развивающихся стран, разработала четыре механизма ускоренной финансовой помощи коммерческим компаниям на общую сумму восемь млрд долларов США. Многие из реализованных инициатив предполагают прямую или косвенную поддержку субъектов МСП.

Международная торговая палата (ICC)  запустила вебсайт «SOS: Save Our SMEs» («Сохраните наш малый и средний бизнес») с экстренным призывом о помощи МСП в условиях пандемии и опубликовала план из десяти пунктов, который должен помочь правительствам ограничить воздействие пандемии на МСП, предотвратить дальнейшее влияние кризиса на их деятельность и создать условия для восстановления.

3. Помощь со стороны высших органов аудита

ВОА проводят комплексный анализ государственной помощи субъектам МСП, включают в свои планы соответствующие проверки, контролируют законодательный процесс, а также всесторонне содействие малому и среднему бизнесу.

ВОА Великобритании опубликовал обзор мер реагирования правительства на пандемию COVID-19.

Анализ показал, что правительство пересмотрело приоритеты политики и перераспределило ресурсы, чтобы выделить малым и средним предприятиям гранты на сумму 245,5 млн долларов США по ускоренным процедурам.

Поддержка включает в себя меры по сохранению рабочих мест, предоставление государственных гарантий по кредитам, гранты и дополнительные льготы.

ВОА Колумбии ведет серьезную работу по анализу «больших» данных.

Проверяя расходование средств государственного бюджета на поддержку МСП в условиях пандемии, ВОА проанализировал данные Фонда финансирования сельского хозяйства.

Из 226 млрд долларов США, направленных на поддержку сектора, почти 213,6 млрд были выделены крупным предприятиям, 8,3 млрд – средним и только 4,2 млрд – малым.

4. Оценка мер поддержки со стороны МСП

Зачастую меры поддержки оказываются неэффективными, потому что предприятия либо не знают о них, либо не попадают под их влияние. Важно комплексно подходить к этому вопросу и принимать решение, учитывая мнение самих участников МСП.

Согласно исследованию EY (Ernst & Young) LLP компании демонстрируют «довольно высокий уровень осведомленности (более 70% опрошенных) о мерах государственной поддержки». Наиболее важными для МСП мерами стали снижение ставки страховых взносов (31%), снижение платы по договорам аренды (22%), неприменение санкций за неисполнение договора из-за форс-мажора (20%).

В исследовании Общероссийского народного фронта, ОПОРы России и ТПП 48% опрошенных указали, что по ОКВЭД (общероссийскому классификатору видов экономической деятельности) их организации не относятся к перечню пострадавших отраслей. Большинство МСП, которые не попали в перечень, хотели бы получить поддержку, предназначенную для пострадавших отраслей.

5. Время стартапов

Текущий кризис показал, насколько важно уметь оперативно реагировать на новые угрозы. Гибкость стартапов, новые продукты и разработки в области технологий оказываются широко востребованы в новых рыночных нишах, сформированных под воздействием пандемии COVID-19.

На основании данных ряда международных и российских исследовательских проектов, таких как StartupBlink, Euromonitor, Агентство инноваций города Москвы и других, Институт анализа инвестиционной политики выделяет пять наиболее актуальных направлений, предоставляющих возможности для развития малых компаний в текущих условиях: профилактика распространения, диагностика заболевания, оценка информации и анализ больших данных, адаптация к условиям карантина и самоизоляции, высокотехнологичные разработки.

С полной версией дайджеста можно ознакомиться по ссылке

Поможет ли антикризисная поддержка малому и среднему бизнесу России

Поддержка малого бизнеса в России: анализ текущей ситуации

Андрей Гордеев / Ведомости

Эпидемия COVID-19 и меры по снижению заболеваемости резко снизили потребление товаров и услуг. Сильнейший удар нанесен малому и среднему бизнесу (МСП): резко упала выручка, но сохранилась обязанность платить зарплату, гасить кредиты, рассчитываться с контрагентами. Возник серьезный кассовый разрыв, увеличивается число компаний, допускающих просрочку платежей.

По оценкам экспертов РАНХиГС и Института Гайдара, волна банкротств в цепочке поставок при наименее благоприятном сценарии может затронуть более 67% всех компаний и индивидуальных предпринимателей, а их оборот в апреле – мае 2020 г. мог сократиться на 77% в сравнении с предыдущими месяцами.

Правительство и президент предложили меры поддержки малых и средних предприятий:

– отсрочка в уплате налогов и страховых взносов в наиболее пострадавших отраслях, освобождение от их уплаты за II квартал 2020 г.;

– снижение страховых взносов с 30% до 15%, если заработная плата работника выше минимального размера оплаты труда;

– субсидирование российских банков на обеспечение отсрочки платежей по кредитам;

– кредитные каникулы индивидуальным предпринимателям, чей доход снизился более чем на 30%;

– безвозмездная финансовая помощь в апреле и мае 2020 г. наиболее пострадавшим отраслям на зарплату;

– беспроцентные кредиты на неотложные нужды и выплату заработной платы;

– списание кредитов наиболее пострадавшим отраслям при условии сохранения занятости (с 1 июня 2020 г.);

– введение моратория на налоговые проверки МСП.

Не все меры окажут долгосрочное влияние, есть и риски, что вырастет фискальная и кредитная нагрузка, а также административных издержек по окончании эпидемии, есть и риск поддержать не тех, кому это действительно нужно.

По оценкам специалистов РАНХиГС, более 90% субъектов МСП прежде не пользовались мерами господдержки – по незнанию, из-за недоверия государству, малых сумм поддержки и избыточной отчетности. Это может снизить эффективность антикризисных мер.

Мы уже предлагали собрать все меры поддержки (разных ведомств, в разных регионах) в одной цифровой платформе, а возможно, и в мобильном приложении.

Для повышения доверия к системе одновременно нужны четкие и открытые критерии поддержки, а также анализа эффективности мер.

Основной фактор развития МСП в России – потребительский спрос. Но жители большинства регионов страны существенно сократили потребление: траты только на питание, ЖКХ и предметы первой необходимости. По опросам Росстата, в I квартале 2020 г.

54% компаний малого производственного бизнеса отметили недостаточный спрос на внутреннем рынке как основной ограничивающий фактор их развития. Поэтому материальная помощь семьям с детьми, которую предложил 11 мая президент, полезна и для МСП. Но они не помогут большинству пострадавших секторов.

Вероятно, стоило бы дополнить поддержку: сохранить или даже увеличить госзакупки у МСП и усилить контроль за своевременной оплатой контрактов.

Высокий уровень налогообложения более 53% малых производственных компаний называют основным препятствием для развития. После повышения НДС и внедрения онлайн-касс в прошлом году этот фактор стал вторым по значимости.

Поэтому отсрочки по уплате налогов и страховых взносов, снижение страховых взносов предприниматели называют в числе наиболее действенных мер поддержки. К сожалению, сами отсрочки могут привести к росту налоговой нагрузки в посткризисный период.

На наш взгляд, следует обсудить снижение страховых взносов в наиболее пострадавших отраслях для всех МСП вне зависимости от величины заработной платы работников (введенная на 2020 г. льгота по сниженным страховым взносам применяется только в той части зарплат, которая превышает МРОТ).

Кроме того, официально зарегистрированным в 2019 г.

и уплатившим налог на доход самозанятым, а это около 340 000 человек, предлагается полностью вернуть уплаченные средства, а всем впервые зарегистрированным плательщикам налога на предпринимательский доход – предоставить «налоговый капитал» для уплаты налогов за 2020 г. У экспертов есть возражения: более существенные налоговые льготы в будущем могут предоставляться только тем компаниям и предпринимателям, которые прежде исправно платили налоги.

Есть риск, что временный мораторий на налоговые проверки МСП может привести к резкому росту их числа в будущем: контрольно-надзорные органы будут стремиться выполнить утвержденные заранее планы проверок. Многие фирмы не знают требований до выявления нарушения.

Поэтому для дальнейшего снижения административных издержек потребуется актуализация, упрощение и размещение на едином онлайн-ресурсе конечного чек-листа всех форм проверок бизнеса. То есть потребуется продолжение так называемой регуляторной гильотины и внедрения риск-ориентированного подхода.

Полезной может стать и разработка мобильного приложения для регистрации, ведения хозяйственной деятельности и сдачи отчетности индивидуальными предпринимателями (по аналогии с приложением для самозанятых).

Ставки кредита для МСП в последние годы снижались, и кредитование росло. В России около 29% малых и средних компаний торговли, 22% компаний сферы услуг имели или получили кредиты.

Среди финансовых мер поддержки МСП наиболее важными можно назвать субсидирование ставки части процентов по кредитам, беспроцентные кредиты на неотложные нужды и кредитные каникулы для индивидуальных предпринимателей. По данным Минэкономразвития, одобрено более 23 000 беспроцентных кредитов на сумму 58 млрд руб., что помогло сохранить 800 000 рабочих мест.

Для сравнения: в наиболее пострадавших отраслях более 590 000 МСП и более 1 млн занятых. Упомянутые меры позволяют снизить или полностью исключить ежемесячные платежи по кредитам на время кризиса. Происходит реструктуризация задолженности или сдвиг ежемесячных платежей.

Дополнительная кредитная программа поддержки занятости с возможностью полного списания долгов при условии сохранения 90% работников позволит поддержать 7 млн рабочих мест. А вот предложенное экспертами списание прошлых кредитов вызовет непонимание на банковском рынке и у добросовестных предпринимателей.

Президент предложил также дать дополнительные деньги региональным институтам развития, оказывающим микрофинансовую поддержку МСП: 12 млрд руб. из средств национального проекта.

Но тут может возникнуть риск увеличения закредитованности бизнеса.

Расширение доступа к финансированию может и не оказать большого эффекта: большинство предпринимателей не рискнут брать кредиты в связи с неопределенностью экономической ситуации и низкой рентабельностью.

Для получения поддержки почти по всем мерам необходимо, чтобы компания или индивидуальный предприниматель были зарегистрированы в Едином реестре субъектов МСП и относились к наиболее пострадавшим отраслям. Сейчас в списке 42 вида деятельности. Бизнес-сообществу не всегда понятно, по каким критериям отбирались эти отрасли.

Отсутствие четких формальных критериев и применение различных методик расчета могут помешать адресной поддержке и снизить доверие к мерам. Далеко не все предприятия той или иной отрасли и не во всех регионах могли пострадать.

Усложняет ситуацию то, что многие компании вовремя не сдали отчетность и не попали в обновленный реестр МСП, а еще указывали устаревшие коды ОКВЭД, не соответствующие их реальной деятельности. Есть риск, что нуждающиеся компании не получат вовремя должной поддержки.

К концу мая более 70 000 МСП уточнили отчетность для включения в реестр, при выделении поддержки могут учитываться дополнительные коды ОКВЭД, а еще появилась возможность уточнить вид деятельности до 1 июля 2020 г. Но чтобы не поддерживать предприятия, которые фактически не пострадали, нужна методика определения фактической деятельности МСП.

Уже сейчас необходимо предусмотреть меры для преодоления долгосрочных негативных последствий экономического кризиса и адаптацию МСП к новым условиям, в том числе санитарно-эпидемиологическим правилам.

Среди этих мер поддержка цифровой трансформации предприятий (создание веб-сайта, внедрение онлайн-оплаты, организация удаленной работы и т. д.), цифровизация госуслуг, улучшение делового климата, обучение и консалтинг.

Удачным примером мы считаем выделение стипендий учащимся матерям в Москве, что позволяет освоить новую профессию, в том числе основы предпринимательской деятельности, дистанционно.

Авторы – старший научный сотрудник РАНХиГС; заведующая лабораторией исследований проблем предпринимательства РАНХиГС; младший научный сотрудник РАНХИГС

Бег с препятствиями. Почему в России проваливается программа поддержки малого бизнеса

Поддержка малого бизнеса в России: анализ текущей ситуации Фото Sanjin Strukic / PA Images / TASS Объем господдержки зависит от числа малых и средних предпринимателей в регионе. Вполне логично, что на Татарстан и Москву тратится гораздо больше средств, чем на Алтайский край и Магаданскую область

Недавняя проверка Счетной палаты выявила невыполнение основных показателей подпрограммы «Развитие малого и среднего предпринимательства». В частности, на малых и средних предприятиях в 2016 году в России было занято 26,1% трудящихся запланированных 28,1%, а вместо 109 500 запланированных рабочих мест в секторе МСП было создано лишь 35 000.

Крупные пробелы в региональной отчетности не позволяют контролировать выполнение программы в ряде регионов, где из использованных 34,4 млрд рублей отчитались только за 9,3 млрд рублей.

Вопросы вызвал и механизм распределения региональных субсидий, при котором более 20% бюджетных средств были направлены в пять регионов: Татарстан, Башкортостан, Московская область, Свердловской область и город Москву.

В статистике по малым и средним предприятиям есть некоторые крупные несоответствия, которые нужно иметь в виду при сопоставлении показателей.  

Во-первых, существуют два основных источника данных о численности работников малых и средних предприятий — реестр МСП, который ведет ФНС, и ежегодные выборочные обследования Росстата. Данные по численности между ними различаются больше чем на миллион работников. А сравнение важно проводить на абсолютно сопоставимых данных.

Во-вторых, сравнение предполагает внимательную работу с показателями. Отношение числа работников в секторе МСП к общей численности занятых (получено по опросам Росстата, включая неофициально самозанятых) существенно занижает долю сектора МСП.

В этом случае доля занятых в сфере МСП с 2008 года сократилась с 29,5% до 24,1% (26,2% по данным реестра), что даже хуже, чем рассчитала Счетная палата. Методически правильнее делить среднесписочную численность работников сектора МСП на аналогичный показатель по всей экономике.

При таком подходе доля сектора хотя и снизилась за рассматриваемый период с 36,3% до 34,7%, но показатели стратегии МСП пока выполняются.

Реальная экономическая ситуация не самым благоприятным образом влияет на развитие предпринимательства и ограничивает возможности регулятора.

Важнейший фактор предпринимательской активности в России, по нашим исследованиям, — это объем доступных рынков.

Около 42% фирм сферы МСП в России занимаются торговлей, они формируют до 60% оборота сферы МСП, а следовательно, сокращение платежеспособного спроса, наблюдаемое с конца 2014 года, больно бьет по малым и средним предприятиям.

Структура сферы МСП в России такова, что подавляющее большинство (более 95%) фирм — это микробизнес и индивидуальные предприниматели (ИП), которые, по данным реестра МСП, на текущий момент трудоустроили чуть более 11 млн человек, то есть больше половины от численности всех работников сектора МСП. При этом, согласно эмпирическим исследованиям, большинство новых рабочих мест создают малые и средние быстрорастущие компании.

Для достижения целевых показателей по занятости программа должна фокусироваться на ликвидации барьеров роста, на обеспечении условий для превращения микробизнеса в малый, а малого — в средний, на создании доступа к финансированию на каждой стадии роста. 

Поддержка МСП в России оказывается по нескольким направлениям, включая программу Минэкономразвития, деятельность корпорации МСП и МСП Банка, снижение административной нагрузки и др.

Лишь программа Минэкономразвития реализуется в виде субсидирования регионов России для оказания разного рода поддержки МСП, включая финансовую, услуги по принципу «одного окна» и др.

Условием предоставления субсидии является софинансирование: регион должен самостоятельно обеспечить по крайней мере 5% (но не более 70%) своих расходных обязательств по поддержке МСП. В последние годы объем финансирования сокращается.

По нашим подсчетам, более 45% малых и средних предприятий расположены в 10 регионах России: это Москва, Санкт-Петербург, Московская область, Краснодарский край, Свердловская область, Ростовская область, Республика Татарстан, Новосибирская область, Челябинская область, Нижегородская область. На те же регионы приходится около 43% занятых в сфере МСП. Учитывая разные финансовые возможности субъектов Федерации и разный уровень развития сферы МСП в них, диспропорции в распределении субсидий — это нормальная практика.

Сравнивать объем средств, выделяемый на господдержку различных регионов, в абсолютных значениях некорректно, поскольку объем господдержки зависит от числа малых и средних предпринимателей в регионе.

Вполне логично, что на Республику Татарстан и Москву тратится гораздо больше средств, чем на Алтайский край и Магаданскую область.

Более того, если бы основной целью программы поддержки МСП был рост количественных показателей, то поддержку следовало бы сосредоточить лишь на регионах-лидерах, которые могут обеспечить нужный прирост показателей.

Но для развития предпринимательства в России необходимо, чтобы инфраструктура поддержки была доступна в каждом регионе. Для этого важно скорректировать принципы распределения субсидий с учетом созданной инфраструктуры.

Кроме того, регионы должны более активно информировать предпринимателей о существующих мерах государственной поддержки и возможностях для развития бизнеса.

Чтобы стимулировать региональные администрации проводить такую работу, Минэкономразвития России составляет рейтинг субъектов по информационному освещению темы. 

Для невыполнения ряда показателей по развитию малого и среднего бизнеса есть и вполне объективные причины, в частности, падение доходов населения. Но есть и специфические, характерные для особенностей поддержки этой сферы государством. Но итог один: существует потенциал для улучшения этих показателей в будущем. Это зависит и от федеральных властей, и от руководства регионов. 

Меры поддержки бизнеса и практические рекомендации для компаний в условиях пандемии

В исследовании, подготовленном экспертами Фонда «РК-Инвестиции» — инвестиционного подразделения Фонда Росконгресс, рассмотрены текущая ситуация и прогнозы влияния коронавируса на экономику в России и мире, обозначены основные вызовы и меры поддержки бизнеса в условиях вспышки COVID-19, приведены рекомендации по совершенствованию мер поддержки МСП, которые упростят процесс выхода из кризиса. В исследовании также собраны лучшие практики и операционные чек-листы для различных сфер деятельности.

Аналитики Фонда Росконгресс выделили основные тезисы данного исследования, сопроводив каждый из них подходящим по теме фрагментом видеотрансляций панельных дискуссий, состоявшихся в рамках деловых программ ключевых мероприятий, проведенных Фондом.

Пандемия COVID-19 стала глобальным вызовом для системы здравоохранения, граждан и Правительства РФ, а также оказала сильнейшее влияние на экономику страны.

По оценкам ВОЗ, на момент написания отчета число инфицированных коронавирусной инфекцией превышает 4,7 млн человек в мире и 290 тыс. человек в России.

По данным Fitch Ratings, в 2020 году глобальную экономику ожидает спад до −3,9% ВВП. Центральный банк Российской Федерации предполагает снижение ВВП нашей страны вплоть до 6%.

По мнению Председателя Счетной палаты Алексея Кудрина, число безработных в России к концу 2020 года достигнет 8 млн человек.

  • При этом авторы исследования выделили основной пул проблем, возникших у бизнеса на фоне вспышки коронавируса, от решения которых зависит успех в борьбе с экономическими последствиями пандемии:
  • · снижение выручки и рост недоверия клиентов;
  • · риски заражения сотрудников в ходе реализации рабочих задач;
  • · перебои в логистических цепочках;
  • · сложности с продуктивным взаимодействием внутри компаний, с клиентами и партнерами в условиях удаленной работы;
  • · угроза финансовой стабильности в связи с изменением денежных потоков;
  • · возрастающая неопределенность, которая требует быстрого принятия решений.

Видео: https://roscongress.org/sessions/spief-2019-sozdavaya-budushchee-vmeste-biznes-resheniya-dlya-dostizheniya-tseley-ustoychivogo-razvitiya/search/#00:58:35.903

На фоне сложной экономической ситуации Правительство Российской Федерации предпринимает комплекс мер, направленных на снижение потенциального негативного эффекта пандемии на ключевые показатели экономики.

  1. Правительством РФ введены меры для следующих направлений бизнеса:
  2. · все типы предприятий, включая МСП;
  3. · наиболее пострадавшие отрасли экономики;
  4. · наиболее пострадавшие МСП;
  5. · системообразующие предприятия;
  6. · туристическая отрасль;
  7. · финансовые организации.

Часть мер распространяется на все типы предприятий, включая МСП. Отдельная категория мер разработана для отраслей экономики, в наибольшей степени пострадавших из-за пандемии коронавирусной инфекции.

В текущей ситуации компании могут воспользоваться широким спектром мер, принятых государством для поддержки российского бизнеса, включая налоговые послабления, упрощение процедур регистрации лекарств, государственное обеспечение кредитов для предприятий, предоставление отсрочки платежей по аренде объектов коммерческой недвижимости, меры поддержки в сфере логистики и таможни, а также мораторий на банкротство и специализированные меры, направленные на поддержку отдельных отраслей.

Однако преодолеть кризис, опираясь только на меры поддержки, не получится. Компании должны будут самостоятельно адаптировать свои операционные и стратегические приоритеты.

По мнению авторов исследования, руководителям бизнеса следует особенно внимательно отнестись к операционным приоритетам, в том числе адаптации процессов, систем и подходов по работе с людьми, а также наладить быстрое принятие решений топ-менеджментом. В данном исследовании представлены операционные чек-листы, которые помогут руководству компаний выделить отправные точки для стабилизации и обеспечения непрерывности бизнеса.

Кроме того, в среднесрочной перспективе потребуется адаптировать культуру и стратегию компании под новую бизнес-реальность.

Видео: https://roscongress.org/sessions/rossiya-2035/search/#01:09:40.343

В период выхода из кризиса, вызванного коронавирусной инфекцией, малому и среднему предпринимательству потребуются дополнительные меры поддержки.

Авторами исследования составлен перечень мер, которые позволят ускорить процесс выхода из кризиса, вызванного коронавирусной инфекцией, а также сделать более эффективным дальнейшее развитие экономики. Перечень мер опирается на «Проект общенационального плана действий по нормализации деловой жизни, восстановлению занятости, доходов граждан и роста экономики».

  • Авторы исследования приводят следующие рекомендации по совершенствованию мер по поддержке бизнеса для выхода из кризиса:
  • · стимулирование реализации крупных инвестиционных проектов (свыше 4 млрд руб.) на территории субъектов Российской Федерации;
  • · повышение привлекательности территорий опережающего социально- экономического развития, созданных в монопрофильных муниципальных образованиях Российской Федерации (моногородах);
  • · государственная поддержка моногородов, в том числе: возмещение затрат на создание объектов инфраструктуры в моногородах; ускорение принятия нормативного правового акта, определяющего механизмы государственной поддержки предпринимательской деятельности и моногородов в объеме, не превышающем налоговых платежей от новых инвестиционных проектов (TIF);
  • · создание условий для опережающего развития крупнейших городских агломераций и децентрализации размещения населения и производительных сил, в том числе: ускорение формирования федерального законодательства в части развития агломераций; разработка федеральной программы развития 15 крупнейших агломераций;
  • · введение дополнительных мер для развития экспортного потенциала; отмена всех штрафных санкций для экспортеров при использовании мер государственной поддержки; установление режима предоставления всех финансовых мер поддержки экспорта, гарантирующего экспортерам получение данных мер поддержки минимум в течение 3 лет;
  • · создание «цифрового двойника региона», позволяющего сформировать комплексную электронную модель региона; разработка на федеральном уровне отдельной государственной программы, в рамках которой необходимо на базе 20 крупнейших субъектов Российской Федерации создать цифровые карты;
  • · разработка федерального закона «О больших данных»;
  • · дополнительные меры по восстановлению международного туризма;
  • · установление для инновационных компаний, расположенных на территории технопарков, пониженных тарифов страховых взносов в размере 7%;
  • · поддержка занятости населения посредством принятия и реализации дополнительных мероприятий, направленных на снижение напряженности на рынке труда субъектов Российской Федерации.

Видео: https://roscongress.org/sessions/prostranstvennoe-razvitie-malye-territorii-ot-strategii-vyzhivaniya-k-strategii-razvitiya/search/#00:10:04.415

Также предлагаем вам ознакомиться с другими материалами, размещенными в специальных разделах Информационно-аналитической системы Росконгресс СидимДомаЭкономика, Предпринимательство, МСП, Инвестпроекты и Внутренние инвестиции, посвященных возможным путям стабилизации экономики в условиях пандемии, мерам по развитию предпринимательства, а также инвестиционной деятельности.

Опрос: более 70% предпринимателей нуждаются в господдержке в условиях коронавируса

МОСКВА, 6 апреля. /ТАСС/. Более 70% российских предпринимателей нуждаются в государственной поддержке из-за распространения коронавируса, причем среди необходимых мер они рассматривают отсрочку или отмену уплаты налогов, получение субсидий и беспроцентных кредитов. Об этом свидетельствуют результаты исследования, проведенного Аналитическим центром НАФИ, имеющегося в распоряжении ТАСС.

Опрос индивидуальных предпринимателей и собственников малого и среднего бизнеса проводился с 28 марта по 3 апреля, были опрошены 1 508 руководящих сотрудников предприятий в восьми федеральных округах России.

«Сегодня предприниматели больше чем когда-либо просят поддержку со стороны государства — 73% отметили, что остро нуждаются в ней. Чаще о необходимости помощи говорили собственники малых предприятий с численностью сотрудников от 16 до 100 человек (79% респондентов), а также молодые предприниматели в возрасте до 30 лет (80%)», — отмечается в исследовании.

Говоря о мерах господдержки в кризис, в первую очередь предприниматели призывают отсрочить уплату налогов или отменить их (66%).

Также они просят предоставить субсидии или финансовую поддержку со стороны государства (34%), выдавать беспроцентные кредиты на поддержание бизнеса (21%), ввести арендные (20%) и кредитные каникулы (18%), снизить или отменить обязательные взносы в Фонд социального страхования (10%). По 6% респондентов выступили за снижение или отмену коммунальных платежей и отмену проверок бизнеса. Затруднились ответить 10% предпринимателей.

«Большинство (70%) слышали заявления о помощи бизнесу со стороны правительства России. Наиболее информированы предприниматели в возрасте 40 лет и старше (73%), молодые предприниматели в возрасте до 30 лет слышали об инициативах правительства реже (56%). Заявления о мерах поддержки со стороны правительств субъектов РФ слышали [еще] реже — 36% предпринимателей», — говорится в исследовании.

Влияние коронавируса

Большинство предпринимателей (69%) сошлись во мнении, что влияние пандемии коронавируса на российскую экономику будет максимально негативным, говорится в исследовании.

Предприниматели считают, что в первую очередь пострадают сферы общественного питания и туризма, на втором месте — сферы торговли и услуг. Также значительные убытки понесут рынки транспорта и развлечений.

Каждый пятый предприниматель считает, что все без исключения отрасли пострадают.

На то, что распространение коронавируса негативно повлияло на финансовые показатели их организации, указали 85% предпринимателей. В компаниях с численностью сотрудников до 100 человек негативные последствия особенно ощутимы (их отметили 87% предпринимателей), в компаниях со штатом более 100 человек негативные последствия отмечали чуть реже (78%).

Женщины-предприниматели чаще говорили о негативных последствиях, чем мужчины (90% и 82% соответственно). Две трети женского бизнеса — небольшие организации с численностью штата до 15 человек, работающие в сфере услуг, культуры, спорта и организации мероприятий.

Большинство предпринимателей пессимистично оценивают перспективы нормализации ситуации в их отрасли. Почти половина (43%) считают, что ситуация вернется в нормальное состояние не ранее, чем через год, 14% полагают, что через два-три года.

Среди пессимистов больше предприятий, созданных до 2010 года и прошедших несколько экономических кризисов. Треть предпринимателей (31%) полагают, что ситуация нормализуется через несколько месяцев.

Среди оптимистов больше молодых предпринимателей в возрасте до 30 лет (47% против 26% среди предпринимателей старше 50 лет).

О мерах поддержки и коронавирусе

Правительство ранее приняло первый пакет мер поддержки бизнеса в условиях пандемии коронавируса. Так, малый и средний бизнес из наиболее пострадавших от пандемии отраслей сможет рассчитывать на отсрочку арендных и налоговых платежей за исключением НДС. Кроме того, вводится мораторий на банкротство таких компаний и запускаются специальные кредитные программы.

Правительство и дальше будет мониторить ситуацию, расширять и корректировать перечень мер по поддержке предпринимателей, испытывающих трудности на фоне пандемии коронавируса, говорил 31 марта премьер-министр Михаил Мишустин.

«Из-за пандемии малый бизнес уйдет в минус на триллион рублей»

По итогам 2020 года ущерб малых и средних предприятий составит не менее 1 трлн рублей, и основной удар примут на себя сферы услуг, торговли и общепита.

Таким прогнозом в интервью «Известиям» поделился президент бизнес-объединения «Опора России» Александр Калинин.

Кроме того, он рассказал, какие регионы сопротивлялись введению самозанятости, чем новая вспышка пандемии отличается от весенней с экономической точки зрения и каким отраслям могут снизить НДС до 10%.

Нет запаса прочности

— Минэкономразвития ожидает, что ВВП России просядет на 4,5% в этом году. Сколько из этих 4,5% приходится на малый бизнес?

— МСП составляет пятую часть экономики России, поэтому, если грубо прикинуть, малый бизнес уйдет в минус как минимум на 0,9% ВВП — то есть почти на 1 трлн рублей. Однако есть одно «но»: наиболее пострадавшие в пандемию отрасли — услуги, торговля, общепит — состоят в основном именно из МСП. Так что фактическая цифра будет даже выше.

Кроме того, кто бы что ни говорил, нас накрыла вторая волна пандемии: число заболевших ежедневно растет, а средний чек падает — на 15–20% уже опустился. И у бизнеса нет запаса прочности, чтобы ее пережить.

Если в начале эпидемии у предпринимателей были деньги на депозитах, запасы товаров на складах, оборотный капитал и не работать два месяца еще можно было себе позволить, то теперь всё по-другому.

Например, загрузка отелей сейчас в среднем 20%, фитнес-центры оказались в катастрофической ситуации: в них мало кто ходит, потому что боятся заразиться. Если случится второй локдаун, будут массовые закрытия, и уже навсегда.

— По данным реестра ФНС, число малых и средних фирм за прошлый год сократилось на рекордные 247 тыс. Чего ждать в этом году с учетом пандемии?

— Эффект от коронавируса уже частично отразился в статистике: реестр ФНС обновляется ежегодно в августе, и в этом году он зафиксировал уход с рынка более 1 млн малых компаний и создание 870 тыс. новых. Чистые закрытия, таким образом, составили 247 тыс. фирм.

В прошлом году (с августа 2018-го по август 2019-го) их было в три раза меньше — 80 тыс. Так что тренд очевиден: бизнес предпочитает закрываться. Однако я уверен, не реализуй правительство антикризисные меры, деятельность прекратило бы в разы больше предприятий.

Я очень надеюсь, что в следующем году уже не будет такого большого минуса по количеству фирм. Но это будет во многом зависеть от дальнейшего развития мирового кризиса и мер поддержки экономики в нашей стране.

— Какие глобальные изменения произошли в секторе МСП из-за коронавируса?

— Предприниматели, которые пережили пандемию и сохранили бизнес, серьезно выросли: они вышли на новый уровень организации, стали более стрессоустойчивыми, начали лучше общаться со своими клиентами. Во-первых, произошла технологическая трансформация: они начали вкладываться в сферу IT и использовать технологии дистанционной работы.

Во-вторых, многие поменяли бизнес-модель — резко снизился интерес к предпринимательству, основанному на арендных отношениях. И это понятно: люди обожглись и больше не хотят попадать в ловушку, когда вводятся ограничительные меры, а необходимость платить аренду делает их банкротами.

Теперь зачастую бизнес смотрит в сторону собственных площадей или онлайн-офисов.

В-третьих, многие стали уходить в самозанятость, в «нанобизнес», как в народе называют. Прежде всего это делается, чтобы сократить издержки и обязательства перед другими людьми. И, с одной стороны, хорошо: таким образом цена становится более конкурентной для потребителя. Однако многие бизнесы это разоряет. Например, из салонов красоты мастера уходят, забирая с собой клиентов.

Принудительная самозанятость

— Почему правительство понизило главный целевой показатель нацпроекта по поддержке МСП — численность занятых в малом бизнесе — с 25 млн до 23 млн человек к 2024 году?

— Я полагаю, коллеги выбрали консервативный сценарий. Однако с учетом того, что этот показатель теперь включает самозанятых, скорее всего, цифра в 23 млн будет перевыполнена: интерес к новому налоговому режиму сейчас огромный.

По состоянию на 1 октября зарегистрировано 1,2 млн самозанятых, и каждый месяц их число растет примерно на 100 тыс. Есть основания считать, что в следующем году мы пройдем отметку в 1,8 млн работающих на себя, а может быть, и в 2 млн.

То есть только в 2021 году прирост составит 600–800 тыс. человек.

— С чем связана такая популярность работы на себя? Все ли субъекты хотели принимать новый налоговый режим?

— Сегодняшние высокие темпы прироста обусловлены тем, что все 85 субъектов России ввели этот режим и приняли отдельный закон о самозанятости у себя совсем недавно (такое право у них появилось с 1 июля, а до этого режим действовал на территории 23 субъектов).

И мы в «Опоре России» провели большую работу, чтобы это было сделано: действительно, не все субъекты изначально приветствовали самозанятость.

Руководители некоторых регионов говорили: «Нам не до этого, доходов и так нет, а тут еще все побегут в самозанятые, подоходного налога соберем меньше, бюджеты опустеют».

Особенно тяжело было переубедить Забайкальский край: закон о налоге на профессиональный доход там сначала не был принят законодательным собранием.

Пришлось вмешаться губернатору и вместе с лидерами нашего регионального отделения убеждать депутатов. Мы сказали: «Не введете у себя, тогда ваши самозанятые зарегистрируются в соседних субъектах — Бурятии или Амурской области».

Ведь в приложении «Мой налог» указывается регион не по прописке, а тот, где преимущественно ведется деятельность.

— Нет ли опасений, что популярность самозанятости кратковременная, ведь работающих на себя в последнее время буквально «осыпают» льготами? Например, им вернули налоги за 2019 год и дали налоговый капитал.

— Конечно, по закону S-образной кривой в какой-то момент численность самозанятых достигнет естественного предела, и это нормально. Другой вопрос, что сегодня налоговая использует не только метод пряника, чтобы привлечь людей в самозанятость, но и метод кнута. ФНС начала рейды, чтобы выявлять и наказывать тех, кто работает нелегально — например, сдает квартиры без регистрации.

— Существует ли сейчас проблема того, что работодатели принудительно переводят наемных сотрудников на самозанятость?

— Такая проблема действительно есть, и о ней говорили сразу, когда режим только тестировался. Однако масштаб ее не критический: «большие данные», которые сформированы ФНС, позволяют отследить махинации с массовым переоформлением сотрудников по номеру СНИЛС.

Если налоговая видит, что сначала один СНИЛС принадлежал наемному работнику компании, а потом оказался в связке с ней же или с аффилированной организацией, но уже в качестве самозанятого, это повод для проверки.

При выявлении нарушений все «сэкономленные» налоги доначислят и заставят заплатить.

Ндс напополам

— С 1 января 2021 года отменят единый налог на вмененный доход (ЕНВД). Есть ли шанс, что этого не произойдет?

— Нет, в этот раз всё окончательно. Надо понимать, что отмену ЕНВД уже переносили — с 2018 года на 2021-й.

Президент так поступил, потому что изначально бизнесу не было предложено альтернатив и это стало бы огромным ударом как минимум для 2 млн россиян, работающих на ЕНВД.

Поэтому наша позиция была такой: либо продлевайте второй раз, либо обеспечивайте бесшовный переход на другие налоговые режимы. В результате договорились на бесшовный переход: правительство внесло законопроекты об этом в Федеральное собрание, и часть из них уже принята.

Облегчить отмену ЕНВД должны минимум пять пунктов: расширение критериев для патента, возможность уменьшать размер налогов по нему на сумму страховых платежей, увеличение верхнего порога применения «упрощенки» до 200 млн рублей и снижение ставки налога на имущество во многих регионах. Кроме того, конечно, очень сильно помогло снижение с 1 апреля ставки по страховым взносам до 15%. Это сэкономит бизнесу 300–400 млрд рублей ежегодно — гораздо больше, чем предприниматели потеряют от отмены ЕНВД.

— Общенациональный план восстановления экономики и нацпроект МСП предусматривают создание некоего переходного налогового режима — для компаний, которые уже переросли патент и «упрощенку» по размеру, но всё еще считают для себя невыгодным переходить на ОСН. Каким он будет?

— Нам предстоят большие дебаты с Минфином на эту тему в ближайшее время, потому что параметры нового режима еще не прописаны.

Первый вариант, который нас бы устроил, — введение для нескольких отраслей (как минимум для туризма, гостиничного бизнеса и общепита, которые сильнее всех пострадали в пандемию) пониженного НДС в размере 10%.

Дело в том, что сейчас они испытывают колоссальную нагрузку, если работают «вбелую», так как «входящего» НДС у них почти нет, а значит, сумма итогового налога не уменьшается.

При этом, по сути, мы не предлагаем ничего нового: например, НДС 10% уже действует для детских товаров, а перелеты по России вообще облагаются по ставке 0%.

Еще один вариант, приемлемый для нас, — налоговый вычет по НДС исходя из суммы уплаченных страховых взносов, но не более 50%. Например, если компания должна заплатить 1 млн рублей НДС, до 500 тыс. из этой суммы можно было бы снизить за счет страховых отчислений. Это еще и к обелению зарплат приведет.

— С какими проблемами бизнес столкнется весной 2021 года, когда, надеюсь, коронавирус полностью отступит?

— Во-первых, может реализоваться риск неплатежей: уже сейчас мы видим, что крупные компании, в том числе госкорпорации, стали серьезно задерживать расчеты с МСП. Это видно в том числе по росту их кредиторской задолженности.

Во-вторых, в марте нужно будет подводить итоги по антикризисным кредитным программам на выплату зарплат и списывать или не списывать тело займов и проценты по ним.

Здесь велика вероятность, что жалоб со стороны бизнеса будет много: в условиях прописано, что нужно сохранить занятость, но не сказано, к примеру, что делать, если работник сам уволился. Это может привести к различным трактовкам не в пользу предпринимателя.

В-третьих, сохраняются серьезные ограничения по экспорту, и пока нет предпосылок к тому, чтобы весной их сняли — а это очень весомая статья дохода бюджета и нереализованные возможности для малого бизнеса.

— Предприниматели активно используют долговое финансирование, кредитный портфель МСП превысил 5,2 трлн. Не боитесь ли вы, что малые фирмы скоро не смогут обслуживать долги?

— Могу точно сказать, что обслуживать долг по ставке 7% гораздо проще, чем по 8,5% — с 2021 года процент по льготной программе кредитования малого бизнеса Минэкономразвития снизится на 1,5 п.п.

Благодаря этому в секторе МСП ежегодно будет оставаться около 100 млрд рублей — больше, чем финансирование профильного нацпроекта.

Мы надеемся, что это приведет к формированию нового рынка кредитов на более низких и выгодных для предпринимателей условиях, а значит, даст бизнесу возможность выбраться из кризиса, повысить зарплаты и заплатить налоги.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *